Колонии на севере Кубани (Ейск)

Аватара пользователя
Heinrich Reichert
Модератор
Сообщения: 1877
Зарегистрирован: 05 янв 2011, 03:08
Благодарил (а): 2047 раз
Поблагодарили: 3903 раза

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Heinrich Reichert » 30 янв 2011, 16:37

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Первые немецкие колонии на Кубани появились неподалеку от портового города Ейска в начале 50-х г.г. XIX в. — Михаэльсталь и Александерфельд. Инициаторами приглашения немецких колонистов в окрестности Ейска были атаман Черноморского казачьего войска генерал Завадовский и наместник Кавказа генерал-фельдмаршал князь Барятинский.
В том же районе находились колонии и хутора образовавшиеся позже :
ШМИДТ/SCHMIDT (Марьевка), до 1917 - Кубанская обл., Ейский окр.; в сов. период - Краснодарский край, Ейский р-н. Нем.-белорус.-рус. хутор. В 25 км к юго-зап. от Ейска. Жит.: 36/12 нем. (1926)
ВАЛЬТЕР/WALTER, в сов. период - Краснодарский край, Ейский р-н. Нем. хутор. В 20 км к юго-зап. от Ейска. Жит.: 5 (1926).
Бочер - хутор, Ейский р-н - 15 (1926)
Будка ж.д. - Ейский р-н - 5/5 (1926)
Кель - хутор, Ейский р-н - 4 (1926)
Лехнер А. - хутор, Ейский р-н - 1 (1926)
Лехнер Е. - хутор, Ейский р-н - 7/7 (1926)
Лехнер Я. - хутор, Ейский р-н - 7 (1926)
Семке - русско-немецкий хутор, Ейский р-н - 28/10 (1926)
Шарф* - русско-украинско-немецкий хутор, Ейский р-н - 22/6 (1926)

Источник информации:Немецкие населенные пункты в СССР до 1941 г.: География и население. Справочник. Сост.
В.Ф. Дизендорф. М.: Общественная академия наук российских немцев. - 2002.

Здесь можно продолжить дисскусию по этой теме. Сведения по старой теме здесь: http://wolgadeutschen.borda.ru/?1-14-40 ... 1290249245
Интересует всё о Райхерт с Волги.Также интересует фамилия Герониме,Ортман,Бокслер,Шюллер из Мариенталь на Волге.Интерес по колониям Запорожья(Блюменталь, Ляйтерхаузен и т.д.)- фамилии Лайер(Лейер) и Бернгардт.

Jakob_54
Постоянный участник
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 03 фев 2018, 20:20
Благодарил (а): 69 раз
Поблагодарили: 50 раз

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Jakob_54 » 10 ноя 2019, 18:51

Архивная справка
Согласно приговору схода колонии Михельстaль от 25 ноября 1873 го-
да вместо умершего шульца (старосты) колонии Михельстaль
Адама Михайловича Семке и дослуживавших к 1 января 1874 года трехлетний срок кандидата на должностъ Шульца Гавриила Шарфа, бейзицера (заместителя староты) Якова Шарфа и кандидата на должность бейзицера Адама Богера были назначены:
на должность шульца - Гавриил Иванович Шарф, кандидатом на долж-
ность шульца - Емельян Емельянович Кель, оба на три года (по 1 января
1877 года); на должность бейзицера - Иван Емельянович Нуфер, кандидатом на
должность бейзицера - Адам Богер, оба на два года (по 1 января 1 876 года).
На основании приговора схода колонии Михельстaль от 8 декабря l874
года на должность бейзицера колонии Михельсталь сроком на два года был
назначен Михаил ,Щавидович Шмидт.
Основание: ГАКК. Ф.454. Оп. 7. Д.4ЗЗ. Л.2 - 3, 8 - 8 об.; Ф. б80.


Согласно архивному документу ‚‘‘Книга Ейского казначейства на записку выданных промысловых и сословных купеческих свидетельств и бес-
платных промысповых билетов на 1914 год‘‘ 24 декабря 1914 года поселяни-
ну Ионатану Петровичу Богер были выданы:
торговое свидетельство 2 разряда под N 96 на смешанную торговлю в
селении Воронцовском. За выданное промысловое свидетельство были (взя-
ты сборы) на сумму 82 руб. 50 коп., в том числе ((кaзенные сборы>: ((основ-
ной промысловый налог)) - 50 руб. и кприбавочные в кaзну сборы> - 25 ру6.;
((местные сборы> в виде ((земских сборов> - 7 руб.50 коп.;
бесплатный промысловый билет 2 разряда под N 97 нa склад смешан-
ных товаров в селении Воронцовском. Ни казенные, ни местные сборы за
этот билет не взимaлись.

На основании приговора сельского сбора селения Воронцовского от 29
марта 1915 года Ns 18 на должность общественно кaзначея и сборщика обще-
ственных сумм был назначен Иоганнес Христофорович Семке.
Оп. 1.Д.2. Л. 16 об. _ 17; Ф. 449.Оп.9. Д.297.Л.11- 11об.

Jakob_54
Постоянный участник
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 03 фев 2018, 20:20
Благодарил (а): 69 раз
Поблагодарили: 50 раз

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Jakob_54 » 10 ноя 2019, 18:52

Ф 421 Оп 1 Д 211 ГАКК
УДОСТОВЕРЕНИЕ

Дано сие от Воронцовского сельского правления Ейского отдела Кубанской области, селянину сего селения Александру Ивановичу Богер, для представления смотрителю 1-го рыболовного участка, в том что он Богер, желает производить временный весенний лов рыбы с ниже писанного числа по 1-е июля сего 1898 года, в 1-м рыболовном участке в близи селения Воронцовского собственно ему принадлежащими рыболовными снастями в количестве двадцати сетей, причем Богер обязывается в точности выполнять правила о рыболовстве, временно занимающихся рыболовством в сих водах Кубaнского казачьего войска, утвержденным 19 января 1890 года и о том, что Богер будет сам лично производить лов рыбы, не передавая свои права иногородним лицам и по истечении срока веспяного лова рыбы, он Богер временные свои постройки должен снести, без всякой отсрочки.
При сем на обороте сего прилагается именной список его забродчикам поименуя №№ 262 документов. В том Воронцовское сельское правление подписом и печатью свидетельствует февраля 27 1898 года.

Старшина селения Воронцовского Семке
Писарь (подпись неразборчиво)
Забродчикам служащим на временном рыболовном заводе Ал. Ив. Богеръ
номер Звание Фамилия имя Отчество №№ документов
1. Мещанин Холодин Матвей Иванович
2. Крест(ьянин) Скабин Иосиф

Jakob_54
Постоянный участник
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 03 фев 2018, 20:20
Благодарил (а): 69 раз
Поблагодарили: 50 раз

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Jakob_54 » 25 мар 2020, 19:03

№ 73
18 января 1860 года

Господину Начальнику Управления сельского хозяйства и колоний
на Кавказе и за Кавказом

Вследствие отношений Вашего к господину Командующему войсками Правого крыла Кавказской линии от 13 мая 1859 года № 593, сообщенного мне в копии начальником штаба тех войск, препровождая при сем истребованные чрез Войсковое Правление Войска Черноморского две ведомости о состоянии колонии Михельсталь за 1858 и 1859 годы, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что Михельстальские колонисты, поселенные на лучшей удобной земле на расстоянии от войскового города Екатеринодара 200 верст и от портового города Ейска 17 верст с предоставлением им права на рыбную ловлю в войсковых водах наравне с войсковыми жителями, – пользуются всеми выгодами и удобствами сельской жизни и местной промышленности, а потому ни малейших нужд не терпят в хозяйственном отношении, но к сожалению должно сказать, что они сами не соответствуют цели своей и означения о поселении здесь. Главною целью поселения их было то, чтобы они могли завивать между жителями Ейска улучшенные способы сельского хозяйства, земледельчество, огородничество, различные мастерства, улучшение продуктов и выделку различных материалов, и во всем этом служить образцом для туземцем, но они огородничеством вовсе не занимаются, а рыбными продуктами местные жители довольствуются от собственных заводов, т.е. казачьих, кои преобладают над рыболовством колонистов; искусством в мастерствах и прочем они не отличаются. Обыкновенные занятия колонистов: хлебопашество, скотоводство, рыболовство и извозщество, следовательно, все те же, какими занимаются казаки. Коль способ занятий колонистов по части сельского хозяйства самый простой, общеизвестный и казакам, так что и употребляемые ими земледельческие орудия и рыболовные снасти без всякого усовершенствования; а в особенности способ рыболовства заимствован ими самими у казаков. Садоводство, судя по одинаковым цифрам количества дерев в 1858 и 1859 году, не разводится, то можно с достоверностью сказать, что они, довольствуясь этим, в улучшении хозяйственного быта не нуждаются и предприимчивость не высказывается. Но как они должны служить в хозяйственном отношении казакам, иначе пребывание их в войске совершенно бесполезно для края, а пользование их войсковою землею стеснительно для войскового населения для которого земли недостаточно против количества, назначаемого Войсковым Положением 1 июля 1842 года § 453, то, поэтому, необходимо или иметь наблюдение за улучшением быта их в хозяйственном отношении, которое могло бы служить примером, или вовсе выставить их из войска, как людей неприносящих для края никакой особой пользы и чуждых туземному населению. Черномории нужны опытные и образцовые в сельском хозяйстве руководители, но их следует дать не колонистам, а казакам, следовательно такие колонисты, которые требуют для себя побуждений и примера, не пригодны для дела поселения их.
Подписал: генерал-майор Кусаков

Jakob_54
Постоянный участник
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 03 фев 2018, 20:20
Благодарил (а): 69 раз
Поблагодарили: 50 раз

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Jakob_54 » 25 окт 2020, 19:26

Ревизионный обзор населенных пунктов Ейского отдела Кубанской об-ласти, произведенный в 1903 году Атаманом Ейского отдела полковником А. Я. Кухаренко.

Селение Воронцовское.
 
Имеются следующие общественные здания: сельское правление, квартира для писаря и при ней арестного помещения, сарая для пожарного обоза, церковно-приходской школы, хлебного запасного магазина, дома для пастухов, кирпичного завода, дома для рядчика при заводе, училища, школьного сарая и скотобойни. Пожарный обоз состоит из одной огнегасительной машины, трех бочек, одной лестницы, трех багров и трех вил. Полстей нет. Для пожарного обоза, исключительно, лошадей обществом не содержится, а на случай пожара лошади доставляются под обоз ближайшими жителями селениями. Ремонт пожарного обоза в 1902 году обошелся в 2 рубля 95 копеек.
Обывательская почта состоит из четырех лошадей и одного тарантаса. Почту содержит частное лицо, которому общество ежегодно платит по 550 рублей.
В общественном запасном хлебном магазине имеется хлеба озимого 121 четверть и ярового 75 четвертей. Нормальный засып в магазине хлеба, по числу душ населения, должен быть: озимого - 118 четвертей и ярового - 59 четвертей. Следовательно, в магазине имеется излишек хлеба: озимого три четверти и ярового 16 четвертей. Хлебной недоимки за жителями не числится. Общественных плодовых жеребцов и маток не имеется. Общественного сада или рощи нет. Общественных мостов, переправ и гатей нет. Общественная запашка, по малочисленности населения, не производится. Сельской общественной аптеки нет. Министерских школ нет. Имеется лишь церковно-приходская школа, которая помещается в общественном здании. На содержание школы общество несет ежегодно расходы на жалование двум учителям 700 рублей, предоставляя им квартиру бесплатно в училищном здании с отоплением. Вода на учителя обществом не доставляется. Училищное здание отапливается на общественный счет. В училище обучается 56 мальчиков и 46 девочек.
Базаров не имеется. Ветеринарного фельдшера нет. Питейных заведений нет. Имеется три лавки. Одна мануфактурная, а остальные - мелочные. Общество от лавок дохода не получает. Торговый оборот в 1902 году выразился в сумме 4.150 рублей.
Разверстка натуральных общественных повинностей между жителями не делается по малочисленности населения, а повинности отбываются всеми коренными жителями поочередно. В 1902 году общественных доходов поступило 3.580 руб.04 коп., а израсходовано в том же году 2.393 руб. 17 коп. Из обывательской почты в 1902 году выпущено 75 троек. Из них 6 троек за прогоны, а 69 - без прогон. Долгов за жителями в общественные суммы числится 4.114 рублей 05 коп. За выданные жителями в ссуду деньги, общество получает ежегодно 10%.
Имеется каменная церковь, застрахованная в Кубанском областном правлении в 3.000 руб. Обществом ежегодно вносится за неё страховых платежей 15 рублей. Кроме церкви застрахованы там же пожарный сарай в 200 руб., хлебный магазин в 500 руб., здание для пастухов в 50 руб., деревянный сарай в 30 руб., кирпичный завод в 500 рублей, здание сельского правления в 200 рублей и арестное помещение в 100 рублей. За страхование означенных построек обществом ежегодно вносится страховых платежей 15 рублей 05 копеек.
Оспопрививатель имеется, который содержания от общества не получает. В 1902 году оспа привита 16 детям.
Церковный притч состоит из пастора и кюстера. Пастор постоянно живёт в городе Ейске. На содержание пастору общество ежегодно расходует 100 рублей и отводит в его пользование участок земли в количестве 50 десятин. Кюстер живёт в селении и помещается в общественном здании. В 1902 году семейных разделов не было. Всех жителей в селении числится 1380 человек, из них: коренных – 935 душ и иногородних 445 душ.
Наделенной землёй жители пользуются по 30 десятин на каждое семейство. Других общественных угодий не имеется. Население занимается земледелием по трёхпольной системе. Излишка общественной земли, которая могла бы составлять оброчный участок, не имеется.
У жителей имеется скота: лошадей 1107 штук, упряжных волов 40 штук, 462 дойных коровы. Кроме хлебопашества, жители в зимнее время занимаются в незначительной мере рыболовством. Сельскохозяйственные продукты сбываются ими на Ейском торговом рынке. Кирпичный завод в 1902 году дал обществу пользы 512 рублей 60 копеек. Общественных земледельческих машин и орудий нет. У жителей же имеется: английских плугов – 44, болгарских плугов – 75, буккарей – 119, жатвенных машин – 79, веялок – 22, сортировок – 21, конных грабель – 38, сеялок – 42, молотилок конных 23 и паровых 8.
Водою для употребления жители пользуются из своих колодцев. Вода для питья в них годная. Огнеупорных построек жителями не возводится. В 1902 году был один случай пожара от неизвестной причины, от которого потерпевший понес убыток в сумме 450 рублей.
Грабежей и убийств в 1902 году не было. В 1902 году уворовано у жителей пять лошадей и одна тачанка. Случаев нарушения паспортного, строительного и прочих уставов не было, и преследования не возбуждались.
Градобития не было. От градобития свои посевы жители застраховывают. В 1902 году сельским старшиною на подведомственных ему лиц за маловажные проступки наложено 13 взысканий. В 1902 году под стражей по приговорам судебных мест содержался один человек.
Учёт должностным лицам сельского правления и опекунам за 1902 год произведён и злоупотреблений не обнаружено. При ревизии делопроизводства сельского правления и осмотре общественного хозяйства оказалось: во входящих журналах нет некоторых отметок об исполнении бумаг. Приговоры схода о заарендовании кирпичного завода и по другим общественным делам на утверждение, как это следовало, не представлялись.
В книгу на записку приговоров, отсутствуют отметки о времени проведения приговоров в исполнение. Акты учетной комиссии по проверке действий должностных лиц правления и опекунов за 1902 год ещё не представлены в управление отдела. Плата за убиваемый скот на бойне не установлена. В книге, в записях сделок и договоров, не делаются отметки о получении в доход общества установленной платы, за внесенные в неё договор или сделку.
Возвращаемые в сельское правление за истечением срока паспорта не перечеркиваются, как бы это нужно, во избежание случаев кражи тех паспортов и проживания по ним неблагонадёжных лиц. Регистрация скота в установленную книгу не внесена. Наличных денег имеется 359 рублей 63 копеек, и в долгах за жителями 4.114 руб. 05 коп. Кладовая запись велась исправно только по 1 апреля, а с этого числа записей не велось, хотя расходы и были. По денежной книге засвидетельствования за март месяц о поверке денежных сумм комиссиею не сделано. Общественное хозяйство содержится в порядке. Во всём видна заботливость старшины Лехнера и общества. Необходимо лишь приобрести для пожарного обоза полсти или брезент.
Опек учреждено 14. Сиротского капитала имеется 9587 руб. 79 копеек, каковые деньги розданы жителям в рост под векселя. Общих опекунов нет. Сделано распоряжение о том, чтобы долги в сиротские суммы к 1 сентября 1903 года были взысканы, и деньги помещены на хранение в Государственную сберегательную кассу.

Jakob_54
Постоянный участник
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 03 фев 2018, 20:20
Благодарил (а): 69 раз
Поблагодарили: 50 раз

Колонии на севере Кубани (Ейск)

Сообщение Jakob_54 » 16 дек 2020, 21:35

Особенности образования колонии Михельсталь – первого немецкого поселения на земле Черноморского казачьего войска
Сахань Татьяна Владимировна, историк-архивист. Россия. Ейск. E-mail: tsakhan@yandex.ru
DOI 2500-0063/10.33466-2020-8-2-25-34
Особенности образования колонии Михельсталь – первого немецкого поселения на земле Черноморского казачьего войска Сахань Татьяна Владимировна, историк-архивист. Россия. Ейск. E-mail: tsakhan@yandex.ru DOI 2500-0063/10.33466-2020-8-2-25-34 В статье анализируются условия образования в середине XIX в. на Ейском полуострове колонии Михельсталь, заселенной немцами – выходцами из Острогожского уезда Воронежской губернии.
 
Она стала первым немецким поселением на земле Черноморского казачьего войска. На создание колонии существенно повлияло почти одновременное учреждение в том же регионе «Портового города Ейска». Автор предпринял исследовательскую попытку, основываясь на данных местных архивов, сравнить условия возникновения и развития на земле Черноморского казачьего войска двух этих разных поселений с иногородним составом населения: немецкой колонии Михельсталь и портового города Ейска. Основание обоих населенных пунктов первоначально вызвало явное неудовольствие местного черноморского казачества. В истории возникновения колонии Михельсталь и г. Ейска в Черноморском казачьем регионе можно найти много общего: оба поселения обязаны своим основанием наместнику Кавказа князю Михаилу Воронцову, они подчинялись наказному атаману Черноморского казачьего войска. В то же время в основании этих двух поселений имелось также и немало отличий, главное из которых состояло в том, что население колонии Михельсталь изначально получило большие привилегии, чем жители Ейска. В частности, колонистам было дано очень важное право на рыбную ловлю наравне с казаками. Ключевые слова: немецкие колонисты, Михельсталь, Воронежская губерния, Рибенсдорф, переселенцы, наместник Кавказа, Ейский отдел, Черноморское казачье войско, Ейск, станица, рыбная ловля. Михельсталь оказался первой среди немецких колоний, образованных в XIX в. в Черномории1 , а также стал первой колонией на Северо-Западном Кавказе2 . Его появлению в регионе Восточного Приазовья предшествовал целый ряд причин и событий. Еще в конце XVIII в. на этих землях по воле императрицы Екатерины II поселились черноморские казаки. Окончание очередной войны с Турцией (1768—1774) и последовавшие за ней территориальные изменения потребовали охраны новой пограничной линии на Северном Кавказе, которая прошла по реке Кубань. С этой целью в 1792 г. было принято решение о переселении на правобережную Кубань Черноморского казачьего войска, ранее занимавшего территорию между Бугом и Днестром. Высочайшая грамота, жалованная Черноморскому казачьему войску 30 июля 1792 г. императрицей Екатериной II, гласила: «Мы потому, желая воздать заслугам войска Черноморского утверждением всегдашнего его благосостояния и доставлением способов к благополучному пребыванию, Всемилостивейше пожаловали оному в вечное владение, состоящий в области Таврической, остров Фанагорию со всею землею, лежащею на правой стороне реки Кубани от устья ее кУстьЛабинскому редуту, так, чтобы с одной стороны река Кубань, с другой же – Азовское море до Ейского городка служили границею войсковой земли Все состоящие на помянутой нами пожалованной земле, всякого рода угодья, на водах же рыбные ловли, остаются в точном и полном владении и распоряжении войска Черноморского Войску Черноморскому предлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских…»3 . Из этого документа следует, что кроме владения землей главным достоянием черноморских казаков становилось право на занятие рыбной ловлей в Азовском море и близлежащих реках. Этим правом они очень дорожили и никому не собирались его уступать. На землях, дарованных российской императрицей, черноморскими казаками в 1793 г. был основан войсковой град Екатеринодар, ставший казачьей столицей; других городов на этой территории в тот период еще не было4 . Основными административными единицами Черноморского казачьего войска были станицы и хутора, причем как по площади, так и по численности населения иногда крупная станица могла быть даже больше города. Портовый город Ейск на Азовском море был основан в 1848 г., но Ейский округ существовал в Черноморском казачьем войске еще с 1794 г., когда было произведено первое разделение войсковой территории на пять округов – Екатеринодарский, Фанагорийский, Бейсугский, Григорьевский и Ейский. Вновь образованный Ейский округ был заселен десятью куренями, которые в 1842 г. были переименованы в станицы. Образование второго по счету города на земле Черноморского казачьего войска, причем с иногородним населением, явилось для казаковнеприятным событием. БлижайшимисоседямиЕйска оказалисьжителистаниц Старощербиновской5 , Должанской и Камышеватской. Две последние официально считаются ровесницами г. Ейска, хотя на косах Долгой и Камышеватской, где они расположены, ранее уже существовали неузаконенные рыбацкие поселения, которые в 1848 г. «были усилены пришедшими в Черноморию из Малороссии переселенцами и обращены в станицы Должанскую и Камышеватскую»6 . Портовому городу Ейску для его «поселения» «на северо-восточном берегу Азовского моря, при так называемой Ейской косе»7 , Черноморское войско выделило 470 дес. 8 земли. Отношения казаков с иногородними жителями, которые составили население нового города, с самого начала складывались непросто. Иногородними в кубанских казачьих станицах называли всех, кто не был приписан к казачьему сословию, но постоянно или временно проживал на войсковой территории9 . Население Ейска проживало на войсковой земле, но относилось к мещанскому сословию, поэтому полностью подпадало под это определение. Основными поводами для столкновений между казаками и жителями Ейска были вопросы о земле и рыбной ловле. Первый историк Ейска, составивший его описание, Тимофей Стефанов отмечал: «Далеко не так сочувственно отнеслись к новому городу и его поселенцам казаки Черноморского войска ближайших станиц А споры за море и рыбную ловлю едва ли не доходили до смертоубийства»10. Исполняющий должность наказного атамана Черноморского казачьего войска Рашпиль11 в апреле 1849 г. дал указание за № 1395 Войсковому правлению Черноморского казачьего войска: «В трех пунктах моих указаний от 16 ноября 1848 г. за№ 5046 „Правил об устройстве и управлении Портового города Ейска“ говорилось об отмежевании тому городу под поселение и для выгона земли на общем об учреждении города положении с тем, чтобы местные рыболовные берега оставались во владении Черноморского войска»12. Не успели черноморские казаки примириться с появлением на их земле портового города Ейска, как у них возникла новая проблема – на этот раз в виде немецкой колонии. Как и в случае с Ейском, эту проблему им создал Кавказский наместник князь Воронцов13. В 1852 г. он обратился к правительству с ходатайством о переселении на Ейский полуостров немцев из Рибенсдорфской колонии Острогожского уезда Воронежской губернии в целях обеспечения нового города-порта продуктами. Также предполагалось, что колонисты передадут казакам свой передовой для того времени опыт возделывания сельскохозяйственных культур. Еще одной из причин переселения колонистов являлось следующее обстоятельство: огромные участки земли Черноморского войска на тот период все еще пустовали14. Средиприписавшихся к купеческомуимещанскому сословиямвновьобразованного города Ейска были и переселенцы из Воронежской губернии. В 1850 г. к купеческому сословию Ейска была причислена купчиха 3-й гильдии г. Острогожска Воронежской губернии Бражникова Агафья Ивановна с семейством15, подававшая прошение о причислении еще в сентябре 1848 г. Временному начальнику портового города Ейска есаулу Литевскому16. В 1849 г. к мещанам портового города Ейска был причислен Нестеренков Андрей Николаевич с семейством17, из государственных крестьян Воронежской губернии Острогожского уезда слободы Белогорье. В том же уезде, по правую сторону Воронежского тракта, в семи верстах18 от уездного города Острогожска, на берегу реки под названием Тихая Сосна, являющейся притоком Дона, находилась немецкая колония Рибенсдорф. Она существовала здесь с 1766 г. и являлась первой из немецких колоний в Воронежской губернии. Надо полагать, что ее жителям тоже было известно о новом городе Ейске, недавно появившемся в Черномории. Это был не просто город, но еще и порт на Азовском море, что предоставляло населению края большие возможности как для сбыта своей продукции, так и для приобретения необходимых товаров. Многие жители центральных губерний России желали переселиться в Ейск или его окрестности. Такие желающие были и среди немецких колонистов, проживавших в Ставропольской губернии. Это были 57 семей из колонии Каново, расположенной в 45 верстах от Моздока. В 1851 г. они обращались к ставропольскому гражданскому губернатору А.А. Волоцкому с просьбой о переселении в Ейск19. В Центральном государственном историческом архиве Грузии хранится документ20, относящийся к этому событию. Колонисты из Каново просят наместника Кавказского: «В 1840 году мы, 57 семейств, прибыли в Кавказскую область и поселились в КизляроМоздокской стороне, на Горькобалковской степи. Добыть хорошую воду не смогли. Климат плохой, начались болезни, за 11 лет умерло 447 душ и осталось в живых лишь 296. Припадая к стопам Вашим, просим дозволения переселиться во вновь учрежденный город Ейск, около Широкой Балки». 10 сентября 1851 г. командующий войсками на Кавказской линии сообщает наместнику Кавказскому по поводу просьбы колонистов Каново переселиться к Ейску: «Это еще не разрешено Министерством Государственных Имуществ, так как этих людей много – я отказал». То, что не удалось немецким колонистам из Ставропольской губернии, удалось колонистам из Воронежской губернии. К середине XIX в. в колонии Рибенсдорф сложились условия, которые послужили причиной переселения части ее жителей на земли, расположенные возле г. Ейска и принадлежащие Черноморскому казачьему войску. В Рибенсдорфе колонистам стало попросту не хватать земли, чтобы продолжать заниматься сельским хозяйством и поддерживать свое существование. По 8-й ревизии (февраль 1835 г.) население Рибенсдорфа составляло 1078 чел. 21 Л.В. Малиновский приводит сообщение воронежского губернатора Д.Н. Бегичева22 за 1832 г., в котором содержится описание экономического состояния рибенсдорфских колонистов; при этом отмечается, что из-за недостатка земли около 30 семейств в колонии не могутдаже оплачивать необходимые повинности23. Положение жителей еще более усложнилось после большого пожара, случившегося в июне 1850 г., который уничтожил свыше половины домов колонии. Властями было принято решение переселить 30 наиболее неимущих семей на побережье Азовского моря, в район г. Ейска. 20 марта 1852 г. императором Николаем I было высочайше утверждено повеление «О переселении колонистов из колонии Рибенсдорф Воронежской губернии»24. Одними из наиболее ранних исследований по истории и экономике немецкой колонии Рибенсдорф являются работы Ф.А. Щербины25, которые освещают многие стороны деятельности крестьянских хозяйств в Острогожском уезде во второй половине XIX в. Интересен такой факт, что сама личность Федора Щербины тесно связывает между собой Кубань и Воронежскую губернию. Он родился в казачьей семье в станице Новодеревянковской26, которая входила в Ейский отдел и располагалась в 67 верстах от Ейска, на правом берегу реки Албаши27. В 1884 г. Ф.А. Щербина организовал Воронежское земское статистическое бюроизаведовалимпоянварь 1903 г. ОнпервымвРоссиипроизвелширокомасштабные бюджетные исследования крестьянских хозяйств Воронежской губернии. В 1887 г. Ф.А. Щербина был награжден Императорским географическим обществом большой золотой медалью за отдельно изданную в Воронеже работу «Крестьянское хозяйство по Острогожскому уезду»28. В своих исследованиях Ф.А. Щербина затрагивал и вопросы, касающиеся немецкой колонии Рибенсдорф в этом уезде. Он отмечал, что в середине XIX в. часть населения колонии переселилась на новые земли возле портового города Ейска. Выражали желание переселиться 54 семейства немецких колонистов из Острогожского уезда, но министром государственных имуществ Российской империи приказом № 293 от 28 марта 1852 г. такое разрешение было дано 30 семьям. Воронежская палата государственных имуществ определила для них срок переселения – 1 мая 1852 г. 29 Некоторые колонисты прибыли на новое место даже раньше полученного разрешения, о чем упоминается в годовом отчете начальника портового города Ейска полковника Чередеева30 за 1851 г.: «Колонистов, прибывших из Воронежской губернии и ожидающих поселения вблизи города Ейска – 16 мужских и 18 женских душ»31. Другие переселенцы, наоборот, задержались подольше, чтобы успеть продать свои дома и имущество. Воронежская палата сообщала сведения о переселенцах начальнику портового города Ейска в своем отзыве за № 10 275 от 15 июня 1853 г. Они образовали в Черномории колонию, названную Михельсталь в честь наместника Кавказа Михаила Семеновича Воронцова, которая стала дочерней по отношению к Рибенсдорфу Воронежской губернии. Условия переселения были для колонистов очень выгодными. Поскольку в то время в Ейском уезде имелись свободные земли, переселенцам было дано право выбора: участок земли между г. Ейском и станицей Должанской или другой – между Ейском и станицей Старощербиновской возле Ейского лимана. Оба участка находились примерно на равном расстоянии от г. Ейска, составляющем около 15 верст. Колонисты выбрали первый участок, расположенный на берегу Азовского моря, поскольку это место, лежащее в стороне от проезжей дороги, показалось им более спокойным32. Колонистам было выделено по 30 дес. земли на каждое семейство. Согласно документу «Положение о Черноморском казачьем войске» 1842 г., такое же количество земли полагалось рядовому казаку, который, в отличие от колонистов, должен был около 25 лет нести полевую или внутреннюю службу в Черноморском казачьем войске33. Надо отметить, что земля в Черномории была высокого качества, поскольку «поверхность ее состоит из чернозема, весьма плодородна и удобна к земледелию, в особенности же к скотоводству»34. Предполагалось также «на первоначальное домохозяйство и обзаведение выдать колонистам заимообразно, из сумм Черноморского войска, до ста семидесяти пяти рублей серебром для каждого семейства, с возвратом денег в течение десяти лет по водворении», а еще они получали льготу на восемь лет «в платеже казенных податей и повинностей». Одной из главных выгод являлась следующая: «рыбными ловлями колонисты могут пользоваться на том праве, какое имеют войсковые обыватели»35. Такая льгота не была предоставлена даже жителям Ейска, которые, проживая на берегу Азовского моря, вынуждены были несколько лет добиваться права на рыбную ловлю в его водах. 30 ноября 1855 г. они подавали прошение полицмейстеру города майору Худобашеву «о ходатайствовании в Высшем Начальстве»: разрешить жителям Ейска беспрепятственную рыбную ловлю. Наказной атаман Черноморского казачьего войска Филипсон36 отвечал, что «…пользоваться войсковым обывателям привилегиями города Ейска, равно как и обывателям Ейским привилегиями Войсковыми не предоставлено и воспрещено Ейские обыватели ни малейшего не имеют права рассчитывать на поддержание семейств своих от свободного рыболовства»37. А немецкие колонисты такую привилегию получили изначально и свободно пользовались ею. Спустя всего несколько десятилетий наравне с местными казаками они имели на берегу Азовского моря свои рыболовные заведения38. При отмежевании земли для колонии Михельсталь в 1852 г. между отведенной колонистам землей и морским берегом было оставлено пространство в 150 саженей39. В деле войскового правления Черноморского казачьего войска «Об отводе 900 десятин земли Рибенсдорфским колонистам на Широкой балке между городом Ейском и станицею Должанской при Азовском море» приводятся на этот счет следующие причины: «…для идущей из города Ейска в станицу Должанскую проселочной дороги и для пристанища рыбных ловцов и для сушки снастей их», а также потому, что «утесистый морской берег, лежащий против отведенной колонистам земли, как известно, омывается водою и вдается в степь ежегодно до двух аршин»40. Что касается постепенного размывания довольно высокого и обрывистого берега, это было совершенной правдой. Такое природное явление можно наблюдать в этой местности и сегодня; из-за него даже пришлось перенести проезжую дорогу из Ейска в Воронцовку и Должанскую, которая раньше, как видно на старых картах, проходила вдоль морского берега. Когда в 1849 г. производилось отмежевание выгонной земли для г. Ейска, между берегом моря и городской территорией было оставлено пространство в 175 саженей41. Как отмечалось выше, в Правилах об устройстве города Ейска говорилось, что ему отдаются «… под поселение и для выгона земли на общем об учреждении города положении с тем, чтобы местные рыболовные берега оставались во владении Черноморского войска»42. Между тем Ейск с западной стороны почти примыкал к морскому берегу своим пригородным садом и бульваром согласно плану, но казаки не хотели пускать жителей к морю и рыбной ловле. В образовании г. Ейска и новой немецкой колонии была еще одна общая черта: жителям предписывалось возводить дома не так, как им бы хотелось, а согласно утвержденным планам и фасадам. Согласно п. 11 документа «Правила для устройства и управления Портового города Ейска», утвержденного наместником Кавказским князем Воронцовым 4 сентября 1848 г.: «Фасады утверждаются Портовым Начальником, если предположенные к постройке здания в один этаж, фасады двухэтажных зданий утверждаются наказным атаманом Черноморского войска, который в известных случаях представляет об утверждении оных Наместнику Кавказскому»43. По такому же принципу была образована и немецкая колония; не только ее план, но и фасады утверждались князем Воронцовым. В отношении ставропольского вицегубернатора к исполняющему должность наказного атамана Черноморского казачьего войска № 2228 от 26 августа 1852 г. указывалось: «Вместе с тем Его Светлость изволил утвердить на представленный вашим Превосходительством фасад предполагаемых в Колонии домов»44. Фасады домов предполагались трех разрядов: 1-й разряд – на семь окон, 2-й – на пять окон и 3-й – на три окна. Для строительства своих жилищ колонисты впоследствии использовали и местный материал, которым первоначально пользовалось для возведения домов и хозяйственных построек население близлежащих станиц, да и г. Ейска. В деле за 1849–1850 гг. исполняющего должность наказного атамана Черноморского казачьего войска генерала Рашпиля «Об осмотре Станиц войска и Портового города Ейска» есть описание жилищ жителей станиц Должанской и Камышеватской, ближайших соседей колонии Михельсталь: «Жилища переселенцев, просторные, удобные и прочные, возводятся исключительно из дерну, весьма вязкого и отвердевающего на воздухе до состояния наилучше приготовленного сырцового кирпича. Лес получается из ровесника иным станицам, Портового города Ейска45». Первые жители Ейска тоже строили себе дома в основном из самана. В документе «Ведомость о частных строениях, окончательно возведенных в Портовом городе Ейске с основания города по 1 января 1851 года» есть запись: «Фома Писяков по улице Черноморской, дворовое место № 25 – два землебитных одноэтажных дома на три окна, на землебитном фундаменте»46. О том, что колонисты Михельсталя сначала жили в землянках, а затем уже в деревянных домах, они рассказывали своим потомкам47. Позже, когда в колонии был построен свой кирпичный завод, дома стали возводить из кирпича, в производстве которого основным материалом служила глина, а для обжига использовалось местное топливо – солома. Колонисты из Рибенсдорфа в 1852 г. обращались к наказному атаману Черноморского казачьего войска с запиской о разрешении построить в колонии временный молитвенный дом, а также о выделении дополнительной земли для церкви. Их просьба была передана наместнику Кавказскому и сего согласия удовлетворена. В отношении исполняющего должность наказного атамана Черноморского казачьего войска в Межевую комиссию войска № 3069 от 7 октября 1852 г. говорилось: «…находя ходатайство просителей заслуживающим уважения, я полагал к отведенной колонистам земле в количестве 900 десятин, прирезать собственно для их духовенства 100 десятин»48. Степная местность, где поселились рибенсдорфские колонисты, отличалась от воронежской земли, где они жили раньше. Река Тихая Сосна, на берегу которой располагалась колония Рибенсдорф, протекала по широкой долине, ее берега были изрезаны оврагами и балками. Коренные породы – мел и мергели49, иногда встречались красные глины и пески. Но главное, там росли леса, преимущественно дубовые, а по левому берегу Тихой Сосны –росли дикие яблони и груши вместе с дубом и липой. Совсем иной предстала перед рибенсдорфскими колонистами в середине XIX в. местность Восточного Приазовья, где им отныне предстояло жить. Свои впечатления об этом крае в 1911 г. описал немецкий путешественник Райнгольд Линк50. В своих записках он называл колонию Воронцовкой – именем, которое Михельсталь стал носить спустя несколько десятилетий после своего основания: «Об окрестности Воронцовки много не скажешь. В трех направлениях тянется бесконечная степь, без кустарника, без деревьев, только иногда отдельные, летом почти высохшие и заросшие камышом, болотные лужи. Поля ровные или слегка волнистые, засеянные зерном или пастбища. Между полями тянутся колеи, 20, 30 метров шириной, пыльные, при дожде бесконечная грязь – эта дорога связывает не так далеко друг от друга находящиеся немецкие поселения и русские села. На запад, примерно один километр от Воронцовки, находится пляж залива Азовского моря, волны которого – неприятно пахнущие, грязно коричневые и мутные – во время теплого сезона катятся с большой силой по болотистому дну, не особо привлекательные для купания. Побережье в этих местах поднимается от 5 до 15 метров. Черная, мягкая и почти без камушек, земля содействует возникновению трещин, которые при длительной засухе быстро увеличиваются и углубляются, куски побережья откалываются в несколько метров длиной и до полметра шириной и по малейшей причине при ударе волн или ветре падают вниз. Для многих – это заманчиво и привлекательно, ногой или с помощью трости ускорять процесс природы – отщеплению стен и их падению в волны. Таким образом море съедает жадно год за годом на расстоянии ста километров несколько метров побережья, и побережье с каждым годом приближается к селению, так что сейчас уже можно предсказать, когда первый дом пожертвуется морю, если не примутся меры по предотвращению этой стихии. Не исключено, что все селение может исчезнуть, но до этого времени еще достаточно. Красоту природы ищешь в этой окрестности напрасно, и через пару недель пребывания появляется скука за зеленым лугом и особенно за лесом, за которым немцы особо скучают»51. Отсутствие леса и непривычный климат оказались для колонистов не самыми большими проблемами. В первые годы существования на Ейском полуострове рибенсдорфские переселенцы еще не умели наладить свое хозяйство. Одна из главных причин – это недостаток питьевой воды, но вскоре по примеру местного населения они научились собирать дождевую воду52. Несмотря на первоначальные трудности, переселенцы из Воронежской губернии все же смогли прижиться на земле Восточного Приазовья, а со временем и полюбить ее. В 1858 г. в немецкой колонии Михельсталь числилось 32 дома и 220 жителей обоего пола53. Со своей материнской колонией Рибенсдорф жители Михельсталя-Воронцовки никогда не порывали связь: они регулярно ездили в Воронежскую губернию, иногда даже привозили себе оттуда невест. В начале XX в. в метрических книгах лютеранской церкви г. Ейска, где воронцовские колонисты регистрировали рождения, браки и смерти, часто встречалась запись: «рибенсдорфский поселянин». Например, запись № 120 в метрической книге за 1900–1914 гг. гласила о рождении в Воронцовке Кубанской области 21 сентября 1900 г. в 8 часов утра дочери Доротеи у рибенсдорфского поселянина Авраама Адама и его жены Сусанны, урожденной Шмунк, оба лютеранского исповедания. Девочка была окрещена 1 октября «по нужде учителем Э. Шельске в Воронцовской церкви, утверждено 12 ноября 1900 года пастором А. Вильперт». Восприемниками Доротеи Шмунк стали воронцовские поселяне: Тобиас Шарф, Петр Вегеле, Шарлотта Шарф, урожденная Семке, и Христина Богер, урожденная Шмидт54. Сохраняя тесную связь с материнской колонией Рибенсдорф в Воронежской губернии, немецкие колонисты Михельсталя-Воронцовки, как показали дальнейшие события, успешно устроились на новом месте и впоследствии даже смогли основать в Ростовском уезде Екатеринославской губернии две новые колонии, получившие названия Руэнталь и Ольгенфельд5


1 Черномория – бывшая земля Черноморского казачьего войска, позже входила в состав Кубанской области (Кавказский, Ейский, Темрюкский и часть Екатеринодарского отдела) и располагалась по правому берегу реки Кубань, от полуострова Тамань к востоку до станицы Калниболотской. 2 Юракова О.В. Возникновение немецких колоний на Северо-Западном Кавказе во второй половине XIX века: причины, численность, расселение // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 115. С. 108–109.
Т. 2. СПб., 1896. 475 с. С. 2–3. 4 До 1849 г. Тамань формально считалась городом, но при этом управлялась правлением станицы Ахтанизовской, а с 1849 г. Тамань являлась станицей. 5 Основана в 1794 г. как Щербиновский курень, Ейского округа, Черноморского казачьего войска. С 1827 г. – Старощербиновский курень. С 1842 г. – Старощербиновская станица. 6 Черный К.Н. Ейский уезд. (Статистическое описание) // Кубанский сборник. Т. 1. Екатеринодар, 1883. С. 343. 7 Стефанов Т. Город Ейск. (Статистическо-этнографическое описание) // Кубанский сборник. Т. 1. Ст. 4. С. 221. 8 Это составляет приблизительно 506 га.

9 Мельников Л.М. Иногородние в Кубанской области // Кубанский сборник. Т. 6. Екатеринодар, 1900. С. 73. 10 Стефанов Т. Город Ейск… С. 242. 11 Рашпиль Григорий Антонович (1801–1871) – генерал-лейтенант, начальник войскового штаба, и. о. наказного атамана Черноморского казачьего войска в 1844–1852 гг. 12 Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф. 252. Оп. 1. Д. 983. Л. 1. 13 Воронцов Михаил Семенович (1782–1856) – российский государственный и военный деятель. В 1844–1854 гг. – наместник на Кавказе. Основатель «Портового города Ейска». 14 Артюхин Ю.В. О признаках непотизма и служебных злоупотреблений некоторымидолжностными лицами Черноморского войска в период основания г. Ейска и немецкой колонии Михельсталь (1848– 1858 гг.) // Большой Ромбит : сб. ст. по истории и исторической географии Восточного Приазовья. Ейск, 2015. Вып. 2. С. 99. 15 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1941. Л. 19 об. 16 Литевский Елисей Иванович – есаул Черноморского казачьего войска. С 31.08.1848 по 03.09.1849 – Временный начальник «Портового города Ейска». 17 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1941. Л. 25. 18 Списки населенных мест Российской Империи, составленные и издаваемые Центральным Статистическим Комитетом Министерства Внутренних дел : [в 65 т.]. СПб. : Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1861–1866. Т. 9. Воронежская губерния: список населенныхмест по сведениям 1859 года. С. 114. 19 Административно-территориальное устройство Ставрополья с конца XVIII века по 1920 год : справочник. Ставрополь : Комитет Ставропольского края по делам архивов, 2008. С. 310. 20 Центральный государственный исторический архив Грузии (далее – ЦГИАГ). Ф. 4. Оп. 2. Д. 809. 21 Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. И-18. Оп. 1. Д. 168. Л. 975 об. – 976. 22 Дмитрий Никитич Бегичев (1786–1855) – российский литератор и чиновник, тайный советник и сенатор. В 1830–1836 гг. – воронежский губернатор. 23 Малиновский Л.В. Община немецких колонистов в России и ее региональные особенности в XIX – начале XX вв. // История СССР. 1990. № 2. С. 176. 24 Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗ РИ). Собр. 2-е. Т. 27. С. 160–162. 25 Щербина Федор Андреевич (1849–1936) – кубанский казачий политик и общественный деятель, историк, основоположник российской бюджетной статистики, член-корреспондент Императорской Академии наук, член Кубанской рады, глава Верховного суда Кубанской народной республики, поэт и писатель.
вьях реки Албаши. Свое нынешнее название станица получила 9 июня 1827 г., когда Новому Нижнеалбашскому куреню было дано имя, взятое от существовавшего ранее куреня Деревянковского. 27 Кубанская область. Списки населенных мест по сведениям 1882 г. Сост. действительным членом Кубанского областного статистического комитета, есаулом Е.Д. Фелицыным // Сборник сведений о Кавказе / Под ред. Н. Зейдлица. Т. 8. Тифлис, 1885. 28 Цветков В.А. Федор Щербина. Хроника биографии. URL: http://slavakubani.ru/kazachestvo/famec ... a-biografi i/ (дата обращения: 05.04.2020). 29 ГАКК. Ф. 252. Оп. 1. Д. 1583. Л. 2. 30 Чередеев Иван Васильевич (1804–1866) – полковник, начальник «Портового города Ейска» в 1852–1858 гг. 31 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 2007. Л. 3. 32 Письмо Якоба Богера, потомка первых поселенцев колонии Михельсталь, от 11.10.2016. Личный архив автора.
33 Щербина В.А. Земли частного владения лиц войскового сословия в Ейском отделе Кубанского казачьего войска // Кубанский сборник. Т. 3. Ст. 8. Екатеринодар, 1894. С. 6. 34 Короленко П.П. Описание Черномории, составленное Якименко и Яриным в 1852 году // Кубанский сборник. Т. 5. Ст. 3. Екатеринодар, 1899. С. 17. 35 ПСЗ РИ. Собр. 2-е. Т. 27. С. 160–162. 36 Филипсон Григорий Иванович (1809–1883) – генерал-лейтенант, командующий войсками правого крыла Кавказской линии и наказной атаман Черноморского казачьего войска с 06.07.1855 по 12.09.1860. 37 ЦГИАГ. Ф. 4. Оп. 2. Д. 1673. 38 Бородин Н. Кубанское рыболовство. Его современное положение и нужды. (На основании изучения условий кубанского рыболовства в 1900 и 1902 гг.) // Кубанский сборник. Т. 11. Ст. 9. Екатеринодар, 1905. С. 77. 39 Это составляет около 320 м. 40 ГАКК. Ф. 252. Оп. 1. Д. 1419. Л. 3
41 Это составляет около 373 м. 42 ГАКК. Ф. 252. Оп. 1. Д. 983. 43 ГАКК. Ф. 449. Оп. 2. Д. 1601. Л. 4. 44 ГАКК. Ф. 252. Оп. 1. Д. 1419. Л. 1 об. 45 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1895. Л. 93 об., 94. 46 ГАКК. Ф. 249. Д. 1940. Л. 17. 47 Письмо Якоба Богера от 11.10.2016. Личный архив автора.
48 ГАКК. Ф. 252. Оп. 1. Д. 1419. Л. 6. 49 Мергель – горная порода, в большинстве случаев состоит из смеси глин, доломитов и гипсов в различных пропорциях. 50 Райнгольд Линк (Reinhold Link) был специально приглашен из Германии настроить органы в колониях Воронцовка и Руэнталь, а также сделать обмеры для установки органа в Ольгенфельде. 51 Линк Р. Пять недель в селениях на Юге России. (Оригинальный текст на немецком языке). URL: http://www.guewalter.de/orgel.html (дата обращения: 13.01.2019).
52 Сахань Т.В. Взаимоотношения немецких колонистов и кубанских казаков на Ейском полуострове (середина XIX – начало XX в.) // Немцы России в общественно-политической жизни страны (XVIII–XXI вв.) : материалы 16-й Межд. науч. конф., Москва, 27–31 окт. 2016 г. М. : РусДойч Медиа, 2017. С. 82. 53 Попка И.Д. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту. СПб., 1858. С. 48. 54 Муниципальное казенное учреждение муниципального образования Ейский район «Архив» (МКУ «Архив»). Ф. 2. Оп. 1. Д. 1. Метрическая книга об умерших. Александровская церковь. 1900–1914 гг. Л. 5. 55 Евангелическо-лютеранские общины в России. Историко-статистическое описание, издано Центральным комитетом Кассы поддержки евангелическо-лютеранских общин в России. Т. I. Санкт-Петербургский и Московский консисториальный округ. СПб., 1909. С. 232.

Ответить

Вернуться в «Кавказ и Закавказье»