Поволжские немцы в СМИ

Что и где почитать о немцах Поволжья: книги, средства массовой информации, библиотеки.
Аватара пользователя
Alex Brester
Модератор
Сообщения: 1357
Зарегистрирован: 04 янв 2011, 14:45
Благодарил (а): 660 раз
Поблагодарили: 2371 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Alex Brester » 11 июн 2011, 19:52

Тема для размещения ссылок на материалы в СМИ о Поволжских немцах: истории народа, сюжет об отдельных его представителях и т.п.


Уверен, здесь получится собрать коллекцию и из тех материалов, что уже все видели/читали и из новых, свежих материалов. Или старых, но пока неизвестных.

В случае возникновения бурного и серьезного обсуждения того или иного материала, сообщения будут выделяться в отдельную тему.

crazybonaqua
Постоянный участник
Сообщения: 89
Зарегистрирован: 27 мар 2015, 20:27
Благодарил (а): 41 раз
Поблагодарили: 659 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение crazybonaqua » 05 авг 2019, 18:27

«Лучше СПИД, чем немецкая автономия». Почему исчезла да так и не возродилась Республика немцев Поволжья

источник fn-volga.ru/news/view/id/129236
автор Гульмира Амангалиева

Изображение
Лютеранская церковь (кирха) в Привольном (ранее – Варенбург)

Один документ военных лет — и из истории саратовского края навсегда исчез целый народ, разрушена одна республика, перечеркнуты 180 лет достижений и накопленного опыта.
Указом от 28 августа 1941 года полмиллиона поволжских немцев были отправлены в Среднюю Азию и Сибирь. В отличие от других депортированных народов, немцам так и не позволили вернуться на свою землю в Поволжье, и спустя годы для большинства из них новым домом стала Германия.

Об истории своей семьи, пережившей репрессии, и попытках восстановить немецкую автономию или хотя бы память о ней рассказывает Александр Арндт.

«Об Автономной республике немцев Поволжья впервые я узнал уже во взрослом возрасте. Родители, переживая за нас, детей, старались не рассказывать нам о том, что пережили. Помню, как я дискутировал с отцом, уверял его: не может такого быть! Нам об этом никогда не говорили! Тогда мама принесла библию, открыла на странице, где был вложен пожелтевший газетный клочок – указ о депортации немцев».

Первые
«Мама, Марта Фридриховна Шваб, родилась 6 февраля 1927 года в селе Шваб Добринского кантона Республики немцев Поволжья (сейчас – село Бутковка Камышинского района Волгоградской области). Деревня была основана в 1764 году переселенцами из Швабии, это была одна из пяти первых колоний в Российской империи после призывного манифеста от 1763 года Екатерины Второй – нужно было заселить Поволжье, чтобы укрепить южные границы России, прекратить набеги кайсаков. Дедушка был сельским тружеником, бабушка следила за детьми и хозяйством.

Изображение
Немецкие колонисты в Саратовской губернии, XIX век. Из собрания областного музея краеведения

28 августа 1941 года вышел тот самый указ: поволжские немцы признаны шпионами, обвинены в пособничестве фашистам и подлежали выселению в Казахстан и Сибирь. Как и сотни тысяч других немцев, деда, бабушку и троих детей посадили в вагоны. Только старшей из детей, тете Эмме, которая была замужем за русским, находившимся на фронте, разрешили остаться – но после того, как он погиб в 1942 году, и ее депортировали с грудным ребенком на руках.

Изображение
Указ о переселении немцев Поволжья в газете «Большевик»

Ехали больше месяца в нечеловеческих условиях – тесно, холодно, практически без горячей еды. Поздней осенью, когда уже лежал снег, приехали в село Монах-аул Кокчетавской области. Перезимовали в землянке у казахской семьи – люди делились чем могли (за эту заботу родители, выселенные в Казахстан, навсегда остались благодарны казахскому народу). Весной семья мамы переехала в райцентр Кзыл-Ту, там дедушка устроился на работу конюхом, а мама – в семеноводческую лабораторию».

Раскулачивание, депортация, трудармия
«Отец, Эдуард Генрихович Арндт, родился 6 января 1921 года в селе Иссенбург Гмелинского кантона (теперь Волгоградская область). Дедушка в свое время переехал туда из села Альт-Варенбург Зельманского кантона (село Привольное Ровенского района). Семья дедушки была зажиточная – ну, как зажиточная: две лошади, четыре коровы. И восемь детей в семье. Этого хватило, чтобы попасть под раскулачивание: родителей отца арестовали весной 1933 года, той же осенью их не стало.

Изображение
Колония Аль-Варенбург. Фото – oldsaratov.ru

Отцу было тогда 12, он предпоследний в семье. Вместе с сестрой они перезимовали в кошаре с колхозными овцами, за которыми присматривали казахи. Потом, как рассказывал отец, вдвоем со старшим братом они уехали в Тамбовскую область: ходили по поездам и перепродавали молоко. Повзрослев, отец переехал в Питерку, выучился там на тракториста. Оттуда отца и депортировали в колхоз Коминтерн Кзылтуского района Кокчетавской области.

10 января 1942 года вышло постановление о создании трудармий. Призыву подлежали переселенные немцы в возрасте от 17 до 50 лет. Отца отправили на строительство металлургического завода в Челябинске. Там были репрессированные разных национальностей, но большинство – этнические немцы. Жили на нарах, на работу водили строем под охраной. Отец рассказывал, что одна треть трудармейцев умерла от голода, болезней и непосильного труда.


Изображение
Трудовые армии в годы войны. Фото – imperhans.ru

Когда война кончилась, рабочие колонии еще продолжали существовать. В 1948 году 27-летний отец вернулся из трудармии в колхоз Коминтерн Кзылтуского района. Он встретил маму, жившую в Кзыл-Ту, через год они поженились. Правда, свидетельство о браке получили только спустя два года, когда я уже родился. Оказывается, немцам нельзя было покидать места спецпоселения, а родители жили в разных населенных пунктах и поженились неофициально. Позже им разрешили перемещаться, но продолжал действовать указ от 1948 года о том, что немцы должны оставаться в местах депортации «навечно, без права возврата к их прежним местам жительства». За нарушение – 20 лет каторжных работ.

Отец всю жизнь работал в совхозе бригадиром тракторной бригады – получил много знаков отличия (орден Ленина, два ордена Трудового Красного знамени, орден «Знак почета», несколько медалей), пользовался уважением в селе».


«Если бы ты был Ивановым...»
«Мы росли одной большой многонациональной семьей – казахи, немцы, русские, украинцы и белорусы. В школе примерно половина была немцев, 30 процентов – казахи, 20 процентов – все остальные. В Казахстане на бытовом уровне я никогда не чувствовал неприязни к себе на том основании, что я немец.

Изображение
Семья Арндт в Казахстане. Фото из личного архива

Но не могу сказать, что на государственном уровне отношение ко мне было такое же ровное. С детства я мечтал стать летчиком. После школы я только с четвертого раза поступил в Харьковское летное училище. Позже мне попалось в руки постановление ЦК КПСС об ограничении принятия немцев в вузы и назначении их на руководящие должности.

Изображение
Александр Арндт, 1974 год. Фото из личного архива

В начале 80-х, когда служил в Польше, пробовал поступать в Монинскую военно-воздушную академию – не прошел конкурс документов. Начальник отдела кадров дивизии мне откровенно сказал: «Если бы ты был Ивановым, уже давно бы учился».

В 1985 году меня перевели в Саратовскую область на аэродром Багай-Барановка (станция Сенная). Почти год я исполнял обязанности замкомандира авиационно-испытательной эскадрильи, но в должности потом так и не утвердили. Мне на тот момент было 35 – сказали, «возраст вышел». А потом на эту должность приехал человек на два года старше меня, но не с немецкой фамилией».


«Не продадимся за немецкую колбасу»
«Когда наступила «оттепель», у людей появилось ощущение внутренней свободы. Российские немцы возлагали большие надежды на то, что восстановят Республику немцев Поволжья. Этого не хотели власти, объясняя, что если немцы уедут, Сибирь и Казахстан останутся без трудолюбивых сельхозработников. Чиновники в Саратовской и Волгоградской областях не хотели восстановления республики для немцев, опасаясь потерять часть региональной территории. Проходили митинги против немецкой автономии, во главе которых стояло руководство областей. Аналогичные события происходили и в Казахстане. Эта обида, неудовлетворенность решениями власти осталась в памяти российских немцев на генетическом уровне. Немецкий народ не был никогда реабилитирован полностью – с возвращением того автономного формирования, которое было до депортации.

В 90-е годы пробудилось самосознание не только немцев, но и всех народов национальных республик. Это народное самосознание требовало равноправного отношения к себе, восстановления национального языка, культуры, всего того, в чем угнетала за долгие годы их советская власть. Возникали и перегибы: народ, недовольный властью, выплескивал свою злобу на соседей. Русские, украинцы и белорусы уехали к себе. Немцам ехать было некуда – у немцев не было своей республики. В Саратовской области на заборах красовались надписи: «Лучше СПИД, чем немецкая автономия», «Не продадимся за немецкую колбасу». Да и не было духа и сил начинать все с нуля. Еще в 1989 году я привез маму на место ее родного села. Она посмотрела и сказала: «Я сюда не хочу возвращаться – тут все разрушено, в Казахстане мы лучше обустроены. Но если бы это была наша республика, я бы бросила всё, чтобы здесь жить».

И когда Коль и Горбачев договорились о свободном выезде советских немцев из СССР с возможностью быстро получить жилье, соцвыплаты, другого выхода не осталось. Говорят, что немцы уехали в Германию за лучшей жизнью – это неправда: везде, где бы ни жили немцы, они и так жили лучше, чем большинство местного населения. Природное трудолюбие, закалка, умение выживать в тяжелых условиях взрастили в российских немцах приобретенный ген выживаемости.

Первыми в Германию поехали те, кто преследовался за веру и был недоволен советской властью. Они стали приезжать в гости к родственникам и друзьям и рассказывать, как там хорошо. А потом экономическая ситуация в России 90-х уже не оставляла другого выхода».


Германия

«В 1992 году родители продали свой дом за четыре тысячи рублей (мать на них купила две золотые цепочки детям) и уехали в Германию. Попали они в деревню Эссельбах в Баварии. Радушные люди принесли им одежду, помогли обустроиться. Отцу был 71-й год – после раскулачивания, депортации, трудармии, тяжелых послевоенных лет он был счастлив, что хоть напоследок увидел благополучную жизнь.

Изображение
На 90-летнем юбилее отца в Германии, 1994 год. Фото из личного архива

Он дожил до 94 лет. На его похороны прибыло около двухсот человек, половина из них – односельчане.

С 1992 года я ездил навещать родственников в Германии и удивился, как же много сделано для того, чтобы человеку жилось хорошо! Ты берешь книгу в таксофоне, кладешь монету, пролистываешь книгу с телефонными номерами всех граждан – и звонишь. Всё комфортно, не ощущаешь никакой враждебности, о которой рассказывали нам в Советском Союзе. Кладбище советским солдатам, погибшим в Великой Отечественной войне, ухоженней и чище, чем у нас...

Все мои родственники уехали в Германию. Все они построили там себе дома – не за счет государственных поблажек, а за счет собственного труда, участия в экономической жизни страны.

Мы с женой и детьми тоже собрали документы для переезда, но получили отказ – «за службу тоталитарному режиму». Мне не дали сделать военную карьеру на том основании, что я немец, а потом не дали уехать в Германию за мою службу! Но если бы отмотать всё назад, я бы никогда не отказался от своей профессии. Лучше профессии, чем летчик-истребитель, я считаю, не существует! Эти ощущения в воздухе ни с чем не сравнимы».


Новые попытки
«В январе 1992 года Ельцин был в Саратовской области и сказал, что никакой автономной республики тут не будет. «Пусть немцы едут в Астраханскую область на военный полигон, выковыряют из земли все бомбы и снаряды и там создают свою автономию».

Портить выгодные отношения с Германией не хотелось, и уже в том же месяце вышел указ о реабилизации российских немцев, где говорилось о поэтапном восстановлении Республики немцев Поволжья. Создали специальную российско-германскую комиссию: цель – сократить количество уезжающих в Германию немцев, улучшив качество жизни здесь. Предполагалось построить поселки компактного проживания немцев, организовать рабочие места, создать немецкие культурные центры...


Изображение
Конгресс немцев Поволжья, 1993 год. Фото – oldsaratov.ru / Игорь Чижов

Германия приняла свою программу и выделила деньги. Началось строительство домов. В Волгоградской области планировалось построить три поселка, в Саратовской области – восемь. В Марксовском районе в чистом поле выросло село Степное: кирпичные дома, коммуникации, канализация, очистные сооружения – российская сторона потребовала от немецкой всего того, чего никогда не было в обычных наших селах. Также построили сто домов в поселке Бурный Энгельсского района на базе существовавшего ранее военного совхоза.

А строительство поселков, финансируемых российской стороной, шло плохо. В селе Кривояр Ровенского района с 1995 по 1997 годы построили всего восемь домов. Слышал, что дома строились за счет налогов от германских инвестиций: допустим, Германия выделяла на проекты сто процентов, несколько процентов шло в российскую казну в качестве налогов – вот на них Россия и выполняла свои обязательства...

Мы, представители землячества немцев Поволжья, создали фонд переселенцев – около ста тысяч семей с других регионов России и постсоветского пространства выразили готовность вернуться. Но домов они так и не дождались. А те первые немцы, вернувшиеся Поволжье, столкнулись с безработицей: да, часть из них получили дома, но в отдаленных поселках, где рядом не было никаких предприятий. В итоге новоселы уехали на заработки в крупные города. Это была бездумная политика. Финансирование строительства прекратилось в 2000 году.

Также с 1995 года работала программа по экономическому стимулированию: предоставлялись беспроцентные займы на создание рабочих мест. Но у людей не было большого интереса организовывать что-то в России, потому что перспектив для себя практически не видели. В 2005 году и эта программа завершилась.

После этого Германия стала выделять деньги только на поддержку немецкой культуры, чем занимается и до сих пор. Центры национальной немецкой культуры были учреждены в Энгельсе, Саратове, Марксе, Красноармейске, Ровном, Вольске, Балашове и других населенных пунктах.

Сегодня прямого сотрудничества между Саратовской областью и Германией по проблемам российских немцев нет. Немецкая сторона не проявляет интереса, от российской исходит враждебность».


«Этот ваш памятник закидают яйцами»
«В 2010 году я отдыхал в Крыму и увидел там памятник жертвам депортации крымских татар. Я подумал, что не существует еще ни одного монумента, который увековечил бы память о репрессиях в отношении этнических немцев. Как раз в 2011 году должно было исполниться 70 лет со дня депортации.

Я предложил установить памятник и назвать его «Российским немцам – жертвам репрессий в СССР». Представил свой макет, но скульптору Александру Садовскому он не понравился. Он сам родом из Казахстана, жил среди российских немцев – ему эта тема близка. Через полтора месяца он показал нам макет и всё пояснил. Стена разделяет то, что было здесь, с неизвестностью, в которую уходит человек, не зная, вернется или нет. А молодой человек возвращается сюда босиком, с распростертыми руками – «я чист, я не помню обид, я хочу жить на земле своих предков».

Памятник изготовляли за счет пожертвований. О планах по его установке стало известно антиавтономистам, которые высказали возмущение. Начались дискуссии: «российские немцы были не депортированы, а эвакуированы – им спасли жизнь»... Некоторым балбесам не понравилось слово «репрессии»: «все народы были репрессированы, не только немцы – с чего бы их выделять?». Было пять слушаний, где решали, быть или не быть памятнику (обычно слушания по поводу установки памятников не проводились).

Шло долгое согласование с властями. Тогдашний глава администрации Энгельса Тополь говорил: «Люди будут идти к вечному огню и этот ваш памятник закидают яйцами». А то, что на вечном огне жарят шашлыки – это как?! А глава района Лобанов делал всё, чтобы не допустить установки памятника. На тот момент было противостояние между правительством Ипатова и облдумой Радаева: если правительство дало добро и создало координационный совет, то группа Радаева всячески препятствовала и подогревала возмущение среди жителей.


Изображение
Памятник «Российским немцам – жертвам репрессий в СССР» в Энгельсе. Фото – памятник64.рф

Лобановцы обратились к региональным властям, чтобы те потребовали от нас изменить название памятника. За четыре дня до открытия на стройплощадку приехал председатель комитета общественных связей Авезниязов и потребовал прекратить работы, стереть или отбить плитки с надписью и нанести новые. Тогда мы с Юрием Гааром (тогда он возглавлял национально-культурную автономию немцев Саратовской области) пригласили частное охранное предприятие, запретили – кроме нас с ним – на стройплощадку кого-то еще пускать.

Когда Лобанов узнал об этом, он сказал: я вам этот памятник просто закрою забором с детскими рисунками, а вы против этого ничего не сделаете! За ночь какие-то художники намалевали на щитах непонятно что, и памятник стал невидим с улицы. Эти щиты провисели там до прошлого года, но металлический забор как стоял, так и стоит.

Торжественное открытие памятника состоялось 26 августа 2011 года. Приехало 400 человек. Помню, я стою, разговариваю с сотрудницей Энгельсской администрации – Лобанов и его зам проходят мимо. Последний шипит на сотрудницу: «Я же вам сказал, что мы не будем возлагать цветы! Выбросите их! Выбросите эти цветы!» На трибуне все стояли с цветами, кроме Лобанова.

Это единственный памятник в России, который находится за забором. Это также единственный памятник с платной арендой земли. Нас вынудили – без заключения договора аренды землю не выделяли. В 2016 году на нас направили фискальные органы – долг по аренде перевалил за сто тысяч. А у нашей национально-культурной автономии денег нет. Ну, мы, немцы, не торгаши – у нас нет людей, которые торгуют на рынках, держат магазины, к которым можно пойти и попросить: слушай, ну дай. В 2016 году я выступил на круглом столе в присутствии губернатора и поднял вопрос, почему за память о репрессиях в отношении немцев нужно платить. Нам сказали: погасите все долги, возьмите памятник на баланс своей общественной организации, а потом передайте на баланс администрации района. Долг по аренде мы в итоге погасили, деньги нашли. Но денег на переоформление документов взять неоткуда. К тому же возникли бюрократические сложности, связанные с переоформлением автономии в Минюсте. Такой вот маразм. И когда говорят о реабилитации российских немцев, мы имеем в виду и это».

Аватара пользователя
Hase
Постоянный участник
Сообщения: 1576
Зарегистрирован: 20 янв 2011, 12:22
Благодарил (а): 2626 раз
Поблагодарили: 3008 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Hase » 06 авг 2019, 14:03

Лично знакома с Александром Эдуардовичем.Он очень много делал и делает для сохранения в саратовской области той мизерной немецкости,которая ещё осталась,а скоро,по всей видимости вообще сойдёт на нет. Бесконечно жаль,что он не может приехать сюда насовсем из-за 5 параграфа.Очень энергичный,умный и замечательный человек, свободно владеет немецким. Российские немцы здесь и Германия только выиграли бы от такого приобретения.

Фото 90х годов. С аккордеоном -Александр Эдуардович Арндт. Я-вторая слева во втором ряду.Репетиция к празднику Рождества в национальном клубе Фройндшафт. :-)

Изображение
Heimat ist teils sentimental, da wo das Herz ist und dann auch wieder ganz pragmatisch da, wo's einem gut geht....

Alles vergeht, Wahrheit besteht.

We are all strange
And it ain't never ever never gonna change (c) LP

lg280295sea@ukr.net
Постоянный участник
Сообщения: 195
Зарегистрирован: 07 фев 2013, 23:33
Благодарил (а): 724 раза
Поблагодарили: 197 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение lg280295sea@ukr.net » 10 авг 2019, 15:47

.Единственный памятник за забором,да вы в России давно за забором пригнулись,принышкли...просить прощение будете,да кому это вот придется сделать?

Аватара пользователя
Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 327
Зарегистрирован: 03 июн 2016, 14:58
Благодарил (а): 449 раз
Поблагодарили: 544 раза

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Wolgadeut » 10 авг 2019, 18:04

lg280295sea@ukr.net писал(а):
10 авг 2019, 15:47
Единственный памятник за забором
*
Да тут ответ подтверждающий уже дал-дает Президент Международного союза общественных объединений российских немцев
Д-р В.Баумгертнер от
05.07.2019 года. http://rd-zeitung.eu/ru/wozu-uns-inter-volksrat/
следующими отрывками из статьи :
А в России продолжается общественная деятельность – борьба с равнодушными чиновниками за действительную, законную реабилитацию народа российских немцев.

Разумеется, это привело высоких чиновников в состояние раздражения, выразившиеся в издание указа Президента России в последний день января 2016года. Этим указом народу российских немцев фактически отказали в его надлежащей реабилитации, предписанной Законом РСФСР 1991года «О реабилитации репрессированных народов». Но ведь правительства России и Германии во исполнение этого указа известным Соглашением (Протокол от 10июля 1992года) обязались восстановить государственность российских немцев на Волге. В каком положении оказались российские немцы?

И в России и в Германии они ощущают себя второсортными инородцами. В России – «немчура» (а иногда еще и «фашисты»), а в Германии – «русаки». Ранее проведенные социальные опросы показали, что почти 85% населения России негативно относятся к немцам, например установка памятника российским немцам в г. Энгельсе. О таком отношении говорят и на центральных телевизионных каналах в политических программах.

Вполне обоснованно, что в Германии наши соплеменники – переселенцы, ощутив реальную несправедливость, начали борьбу за свой достойный германского общества социальный статус.

Большую активность эта борьба получила когда Германия с 2014 года начала в массовом порядке и по упрощенной процедуре принимать мигрантов чужеземного происхождения.
Ищу данные из Колонии Эндерс/Усть-Караман: https://ustkaraman.ucoz.net
https://dorf-enders.de.tl

Аватара пользователя
Hase
Постоянный участник
Сообщения: 1576
Зарегистрирован: 20 янв 2011, 12:22
Благодарил (а): 2626 раз
Поблагодарили: 3008 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Hase » 11 авг 2019, 01:51

В Германии ощущают себя второсортными инородцами и русаками те российские немцы, которые палец о палец не ударили для того,чтобы этими второсортными инородцами и русаками не быть.Пр какому праву этот господин выступает от лица ВСЕХ российских немцев? Откуда ему знать,кто и как себя ощущает? Ich kriege so einen Hals,wenn ich sowas lese! Sorry.
Heimat ist teils sentimental, da wo das Herz ist und dann auch wieder ganz pragmatisch da, wo's einem gut geht....

Alles vergeht, Wahrheit besteht.

We are all strange
And it ain't never ever never gonna change (c) LP

Аватара пользователя
Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 327
Зарегистрирован: 03 июн 2016, 14:58
Благодарил (а): 449 раз
Поблагодарили: 544 раза

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Wolgadeut » 14 ноя 2019, 17:04

«Затем подогнали телячьи вагоны»

https://urokiistorii.ru/article/54684
На вашу семью много несчастий обрушилось. Вините ли вы кого-нибудь в этом? Как вы отвечаете на эти вопросы сами для себя?

— Я никого не виню и не ищу виноватых. В справке о реабилитации, которую мне прислали из Самары, написано, что Штихлинг Артур Густавович выслан из Самары по национальному признаку. И все. Еще то сказано, что я сегодня реабилитирован.

— Что значит реабилитирован в вашем случае?

— Я тоже хотел бы кому-нибудь задать этот вопрос. Я приехал сюда из Казахстана в Россию в 2012 году с этой справкой о реабилитации. У меня в Самаре была квартира, была обстановка. Все это забрали, когда меня репрессировали, как немца, и сослали со всей семьей в Джезказган на рудник.

— И сколько горя и лишений там выпало на вашу семью. И смерть отца…

— Отняли все. Так в чем должна проявиться эта самая реабилитация? Мы ведь по приезду сюда никак не могли оформить российское гражданство. Мы не получали ни копейки и жили за счет дочери. Оформление гражданства превратилось в мытарство. Мы должны были собирать кучу справок, что-то доказывать. А что я должен доказывать?! Я же родился в России, в Омске, есть и свидетельство о рождении. Государство подвергло меня репрессиям, и я оказался в Казахстане — не по своей же воле. Я вернулся, однако могу рассчитывать получить лишь вид на жительство, и ждать его надо два года. В Самаре, на месте эпидемической больницы сейчас парк с памятником. Где искать справку? Государство нас лишило гражданства, а восстановить в правах не спешило. Притом, на съезде немцев в 2012 году я получил медаль «250 лет служения Российскому Отечеству», имею удостоверение ветерана Великой Отечественной войны, медаль за доблестный и самоотверженный труд в годы войны. Но имею лишь право обладать видом на жительство. Не зря же миллионы немцев в свое время уехали в Германию. В 2014 году у моей супруги случился второй инсульт, тяжелый. 27 марта, в день ее рождения, я похоронил Галину Николаевну.
PS: sehr innteresant zum Lesen
Ищу данные из Колонии Эндерс/Усть-Караман: https://ustkaraman.ucoz.net
https://dorf-enders.de.tl

Аватара пользователя
Bangert
Постоянный участник
Сообщения: 1592
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:50
Благодарил (а): 6534 раза
Поблагодарили: 6161 раз

Поволжские немцы в СМИ

Сообщение Bangert » 21 ноя 2019, 14:07

Караганда-Франкфурт

mmmm.

Аэропорт. Горою чемоданы

Аэропорт. Горою чемоданы.

А дети спят на выстывшем полу…

Мы улетаем… Ждут другие страны.

Решились! Не хватайтесь за полу!..



Печать тоски на лицах отрешённых,

В глазах надежды робкой огонёк…

Мы улетаем, с нами наши жёны

Да старики, кто в землю не полёг.



Спасибо вам за всё, товарищ Сталин:

Вы подсказали нам, как надо жить.

Мы ждали сорок лет, да ждать устали,

Пока вернут, что нам принадлежит.



Язык теряем, веру и обычай,

И надо что-то делать поскорей…

Но ваш закон на нас колючкой бычит,

Как проволокой ваших лагерей.



Мы помним всё. Не стёрлось! Не забыли,

Как ни за что загнали нас в тайгу.

Мы сосны, а болезни нас валили,

И дети умирали на снегу.



Как нас считали, ставя на колени,

Да по затылкам хаживал приклад.

Мы погибали, веря в светлый гений,

Что нас вернёт на Родину – назад.



Прошли сквозь сито смерти на две трети,

Рассеялись горстями на земле.

Но ждали, ждали, ждали полстолетья,

Что вспомнят вдруг о немцах там, в Кремле.



Минуло полстолетия… Как страшно,

Что смотрят до сих пор, как на врага.

А время островов немецких наших

Нещадно размывает берега.



А мы ещё надеемся на что-то,

В глухую стену бьёмся головой.

Оставить жалко землю, дом, работу…

И так охота быть самим собой!



По сути дела, здесь и там чужие.

Но немцы мы, и нам не всё равно!..

Терпенью научила нас Россия,

Но, чёрт возьми, кончается оно!





Собраться вместе надо бы скорей нам,

Покуда в нас хоть капля жизни есть.

И многие не Волгою, а Рейном

Любуются и нас жалеют здесь.



А там, на Волге, злобою сгорают,

Тревожатся, боятся до сих пор.

Но разве страшен тот, кто умирает?

А путь к здоровью тяжек и не скор.



И вот опять родные улетают.

Подумать можно: на подъём легки.

Но слёзный ком гортань пережимает,

И плачут, уезжая, старики.



Изверились. И снова раз за разом,

Давя могучим рёвом на виски,

Летит в закат крылатая «Люфтганза»,

Уносит тела нашего куски.



И – новый рейс, и снова слёзы льются,

Прощания по залам и углам…

Уходят те, а эти остаются,

Душа и сердце рвутся пополам.



Эдуард Альбрандт 1991
Интересует, фамилия Bangert из Dittel
фамилия Diener из Katharinenstadt/Marxstadt/Warenburg
фамилия Krug из Krazke
фамилия Kramer из Katharinenstadt

Ответить

Вернуться в «Книги & Массмедиа»