Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Из истории поволжских немцев.
Рудольф
Постоянный участник
Сообщения: 1218
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:25
Благодарил (а): 46 раз
Поблагодарили: 4711 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Рудольф » 27 авг 2019, 14:54

Сегодня я начинаю размещать свою монографию на форуме. Кто-то уже с ней знаком, а для кого-то сюжеты книги будут новыми и интересными. Не стал ее просто передавать в библиотеку сайта. Думаю, что Александр Александрович меня правильно поймет. Не все сразу "идут" в библиотеку. По небольшим разделам, главам и параграфам легче читать. На вопросы готов, по мере возможности, ответить. Но если Александр Александрович и модераторы посчитают, что мое решение по книге не удачно, то готов ее электронную версию передать в библиотеку.

Студент
Постоянный участник
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 109 раз
Поблагодарили: 236 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Студент » 26 сен 2019, 21:23

В самый разгар пугачевской смуты, когда пал Саратов и колонии оказались вне управления конторы опекунств, на них распространилась власть царской армии, действовавшей против пугачёвцев.

В целях недопущениях дальнейших беспорядков, антимонархических настроений, пресечения возможных попыток немецкими крестьянами покинуть свои, ставшие небезопасными, колонии, от имени генерала Мансурова был подготовлен специальный манифест.
Составителем манифеста являлся будущий великий русский поэт и государственный деятель, а тогда поручик лейб-гвардии Гаврила Державин.

Основная служба Державина на тот момент состояла в выполнении функций офицера тайной политической полиции, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Будущий великий поэт не только руководил лазутчиками и доносчиками разного рода, но и проводил карательные акции, в т.ч. казни бунтовщиков, участвовал также и в боевых операциях.

Именно ему принадлежат лавры героя при освобождении в сентябре 1774 года из плена кочевников боле, чем 800 колонистов. Очевидно данный эпизод описан у Шнайдера, указавшего командиром отряда майора Гогеля, и у Дитца указавшего командиром майора Гоголя (якобы отца известного писателя). В действительности спасением пленных руководил поручик Державин.

Касательно же вышеуказанного манифеста Державин докладывал Мансурову:
«Во время злодейского вступления в г. Саратов посыланные мною для разведывания иностранцы письменно известили, что бунтовщики в колониях были и возмутили колонистов.
Каковы же их поданыя объявления, при сем точные переводы вашему превосходительству поднести смею, а оригиналы должен отправить я в секретную комиссию.

При сём также подношу сочинённое от имени вашего превосходительства объявление и переведённое мною для возстановления повиновения в вышеупомянутых селениях иностранных. Когда по разсмотрению вашего превосходительства, оное объявление найдено будет таковым, каковым оно должно быть, то не изволите ли опубликовать в колониях, а чтобы оно имело прямое своё действие, то берёт на себя всемилостивейшей Государыни оказать службу живущий в колониях г. капитан Вильгельм; только просит он, чтобы дано ему было от вас или от находящихся в колониях, 80 человек казаков, для безопасности от взбунтовавшихся калмыков».

Мансуров несколько отредактировал документ. Текст в переводе на русский язык приобрёл следующий вид:
«Манифест от командующего армиею Ея Императорского Величества при Волге, генерала П. Д. Мансурова,

всем в колониях вокруг Саратова поселённым иностранцам и обывателям:
Так как некоторые из вас в нынешние мятежные времена дерзнули забыть не только щедроты нашей всемилостивейшей Государыни, но и присягу свою, и в безрассудных мечтаниях покидают даже свои жилища, повергая себя в величайшее бедствие: то, как оставшиеся до селе верными подданными, так и забывшие долг свой сим призываются воздержаться от преступных мыслей, за неусыпные от вас попечения не платить неблагодарностью и оставаться спокойно на местах вашего поселения, потому что в Саратов и в вашу сторону поспешно придет сильное войско под моим начальством для защиты вашей, для истребления и преследования явившихся между вами злодеев, и в таком случае обещается вам продолжение помощи и щедрот всемилостивейшей Государыни нашей.

Те же, которые окажутся изменившими присяге своей, будут сочтены государственными преступниками и должны ожидать строжайшей по законам казни. Что вы останетесь верными наше всемилостивейшей Государыне и долгу своему, надеюсь тем более, что вам как иноземцам и разсудительным Европейцам, должно быть слишком хорошо известно, что выдающий себя за императора главный бунтовщик Емелька Пугачёв не что иное есть как свирепый варвар, тиран и изверг, истребления которого весь род человеческий желать должен.
Для того чрез сие высочайшим именем нашей всемилостивейшей Государыни Императрице обещаю я тому, который сего мятежника Пугачёва доставит ко мне живым в руки, дать 25 тысяч рублёв; который же истребит его и предоставит ко мне мертвого, тот получит половину сей суммы.»
Если в свете данного документа вспомнить текст присяги, которую приносили колонисты по прибытию в Россию, то упрёки генерала Мансурова становятся более понятными.

Как мы помним, слова того обязательства были идентичны словам клятвенного обещания на верность взошедшей на престол императрице. «О ущербе ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА интереса вред и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявить, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися.» „… Nachteil, Schaden und Verlust Ihro Kayserlichen Majestät Interesse aber, so balde dergleichen vermerke, nicht nur bey Zeiten entdecken, sondern auch auf alle Art zu hindern und abzuwehren suchen.“

Однако самостоятельно колонисты не могли хоть как-то противостоять ни набегам кочевников, ни нападениям пугачёвцев. (Думается в этом частично проявилась одна из негативных сторон ограничения местного самоуправления в колониях и тотальной опеки со стороны Канцелярии и её Конторы.) Поэтому, согласно письменного распоряжения командующего корпусом генерал-майора Голицына, общее руководство по организации безопасности колоний временно легло на поручика Державина.

В распоряжении Державину отмечалось:
«А как поселённые иностранцы в колониях должны брать с прочими равное участие оборонять и свои жительства, то их начальник г. капитан Вильгельм находит средство набрать до 300, почему и дал моё повеление, чтобы немедленно к тому приступил и зависел бы от наставления вашего.
В заключение прошу вашего благородия, чтобы как можно скорее могли окончить оный набор и готовы были следовать туда, где больше набеги от воров киргиз-кайсаков чинятся, имея главный предмет, дабы обезпечить тем колонию, как и жительство на Иргизе, утвердя потом в краях селениев посты и составя через патрули безперерывную комуникацию, а между тем примечать можете и на главное стремление злодея Пугачева. Если он от преследуемых за ним наших войск опрокинется на луговую сторону, то чтобы заблаговременно могли сведать и меня о том уведомить.»

Георгий Раушенбах
Постоянный участник
Сообщения: 640
Зарегистрирован: 09 фев 2012, 14:09
Благодарил (а): 492 раза
Поблагодарили: 1587 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Георгий Раушенбах » 26 сен 2019, 22:03

Браво, Студент!
Ждем рассказа о подвиге поэта Державина.
Хотя лучше бы учинить для этого рассказа новую тему в этом же разделе "Страницы истории", потому что монография проф. И. Плеве тут ни при чем.

Студент
Постоянный участник
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 109 раз
Поблагодарили: 236 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Студент » 26 сен 2019, 22:29

Уважаемый Георгий,

Вы безусловно правы.

От темы я к сожалению уклонился. Правда не столь далеко.
Имя Державина упоминается в монографии что называется «вскольз» и по части освещения его роли в нашем вопросе можно изрядно подискутировать.
Однако мы условились более не углубляться в критические рассуждения.

Студент
Постоянный участник
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 109 раз
Поблагодарили: 236 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Студент » 27 сен 2019, 01:24

Позволю себе вновь вернутся к уточнению в связи, с уже упомянутым (монография стр. 144), фактом гибели пастора Вернборнера.
Во время нападения на караманские колонии на встречу с киргизкайсаками выехали катариненштадтский пастор Вернборнер и колонист Сигизмунд Эрфурт. Их желание образумить нападавших словом Божьим окончилось трагически: они были схвачены и убиты [75].
Хотелось заметить, что пастор попытался не словом, но делом «образумить» кочевников.
31 августа 1774 года поручику Державину написан рапорт поручиком Ивановым об организации розыска кочевников захвативших большую группу колонистов.
Сейчас бывшие в погоне с пастором Вернборнером за бывшими в колонии Тонкошкуровке Киргизцами, разных колоний человек 17-ть, явились и объявляют, что оные догнали их по следу от Тонкошкуровки, по тракту к Мечетной слободе, верстах в 70-ти, и как у наших бывших с пастором иностранцев, 70-ти человек, от дальней езды люди и лошади утомились, то, и в бой с ними не вступая, принуждены от их нападения ретироваться и больше не ушло, как 17 человек; а пастор Вернборнер и прочие иностранцы все взяты теми злодеями в полон, ради чего вашему в-бл. чрез сие репортую, и прошу, дабы за теми злодеями Киргизцами, как оные в ту сторону и с полоненными людьми ушли, где ваше в-бл. находитесь, послать от себя для сыску команду; о чем вашему в-бл. чрез сие репортую. Поручик Иван Иванов.
Пастор был замучен до смерти со всеми пленными.
Впоследствии тела их были погребены на тонкошкуровском кладбище.

Аватара пользователя
Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 317
Зарегистрирован: 03 июн 2016, 14:58
Благодарил (а): 443 раза
Поблагодарили: 529 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Wolgadeut » 27 сен 2019, 14:21

Elena Maurer писал(а):
10 сен 2019, 22:27
Однако, мне хочется обратить внимание исследователей по истории поволжских немцев на эти обнаружившиеся факты. Эти факты не согласуются с тем, что автором книги «Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века» вызывателям в системе управления поволжскими колониями в период их создания отведена заведомо отрицательная роль
*
Уважаемая госпожа Maurer,
я не могу с вами согласиться с выше предложено вами о вызывателям в системе управления поволжскими колониями в период их создания отведена заведомо отрицательная роль.
Сегодня читаю онлине книгу Zusammengefasst von:
http://www.russlanddeutschegeschichte.de
GESCHICHTE DER RUSSLANDDEUTSCHEN Teil I 1763-1820 Auswanderung der Deutsche повторно и мне попадает овтет на ваше сомнение выше:
переведите на ру сами тут под разумевается не Щербаковка ,а katholisch, gegr. 1767 колонии Каменный Овраг-Degott (auch Deigott, Kamenny Owrag) у Карамыша почти :
2.3.4.2.2
Um sich von den Ansprüchen der Direktoren auf den Zehnten auf Getreideernte
und Geflügel zu befreien, traten Siedler
mit der Bitte an die Tutelkanzlei heran, ihre
Kolonien in Kronkolonien umzuwandeln, denn die unter der Herrschaft der Krone
lebenden Kolonisten waren abgabenfrei.
Der Vorsteher Ludwig aus der Kolonie Kamenny Owrag ersuchte 1768 untertänigst
"uns von der
Direction zu befreyen und als Crons
Colonisten allergnädigst auf
und anzunehmen". In seinem Schreiben hatte der Vorsteher auch darauf
aufmerksam gemacht, dass von den versprochenen Geistlichen, Schullehrern,
Doktoren und Hebammen noch nichts zu sehen sei.

PS:Глава колонии Каменный ОBраг 1768 года покорно просился в коренные первести всю колонию. :-!
Последний раз редактировалось Wolgadeut 28 сен 2019, 20:55, всего редактировалось 1 раз.
Ищу данные из Колонии Эндерс/Усть-Караман: https://ustkaraman.ucoz.net
https://dorf-enders.de.tl

Elena Maurer
Постоянный участник
Сообщения: 126
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 22:55
Благодарил (а): 1555 раз
Поблагодарили: 625 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Elena Maurer » 27 сен 2019, 17:03

Wolgadeut писал(а):
27 сен 2019, 14:21
Сообщение

Wolgadeut » Сегодня, 11:21




Elena Maurer писал(а): ↑10 сен 2019, 19:27Однако, мне хочется обратить внимание исследователей по истории поволжских немцев на эти обнаружившиеся факты. Эти факты не согласуются с тем, что автором книги «Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века» вызывателям в системе управления поволжскими колониями в период их создания отведена заведомо отрицательная роль
*
Уважаемая нами знаток переводчик нем.языка на Форуме госпожа Майер,
я не могу с вами согласиться с выше предложено вами о вызывателям в системе управления поволжскими колониями в период их создания отведена заведомо отрицательная роль.

Уважаемый Wolgadeut
Мне непонятно с какой целью Вы пытаетесь устроить СКАНДАЛ вокруг моего имени Elena Maurer - или Вы критикуете мой перевод на русский язык книги Лео Сиверса (или Вы критикуете даже не меня, а незнакомую мне переводчицу Майер) или Вы не можете согласиться (ПОЧЕМУ?) с моим вышеприведённым высказыванием.
ПРОШУ ОБЪЯСНИТЬСЯ ПРИ ВСЁМ ЧЕСТНОМ НАРОДЕ.
Елена Германовна Маурер

Студент
Постоянный участник
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 109 раз
Поблагодарили: 236 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Студент » 27 сен 2019, 23:59

Заинтересовало развитие такого «экзотического» ремесла в колониях как шелководство.
На стр. 168 монографии сообщается:
По свидетельству журнала «Труды Вольного экономического общества», «после многолетних трудов общество убедилось, что шелководство в здешнем крае не может быть доведено до удовлетворительного совершенства, так как продолжительные и сильные морозы зимой, засухи и жара летом препятствовали успешному росту тутовых деревьев» [103] Труды Вольного экономического общества. СПб., 1796. Ч. II. С. 232–233.
После изучения указанного источника выяснилось, что он почему-то не содержит сведений о шёлке. Опубликованная в указанном журнале за 1796 год статья под названием «Сарептовские хозяйственные опыты и примечания», на стр. 232-233 рассказывает о попытках выращивания в Сарепте хлопка (на русском языке того времени «хлопчатая бумага»).

Действительный источник сведений о неудачах шелководства в Поволжье указан в работе «Русская одежда» саратовского автора Вардугина В.И.

На стр. 174 данной книги размещена цитата, аналогичная приведённой выше.
«после многолетних трудов общество удостоверилось, что шелководство по здешнему краю не может быть доведено до удовлетворительного совершенства, ибо продолжительные и сильные морозы зимою с одной, а засухи и жары летом с другой стороны препятствуют такому произрастанию тутовых деревьев, какое неминуемо нужно для успешного производства шелководства.»
Вардугин сообщает, что данная цитата взята из работы 19 века, написанной неизвестным автором.
Название работы «Историко-статистические сведения о колонии Сарепте», место хранения – Гос. архив Саратовской области.

Если кого-либо из участников форума тоже заинтересуют исторические материалы о шелководства в Поволжье, то прошу учесть сказанное выше, с тем чтобы не перепутать шелководство с выращиванием хлопка.

Георгий Раушенбах
Постоянный участник
Сообщения: 640
Зарегистрирован: 09 фев 2012, 14:09
Благодарил (а): 492 раза
Поблагодарили: 1587 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Георгий Раушенбах » 28 сен 2019, 07:23

Публикация монографии профессора И. Плеве на форуме WD завершена. Мы должны поблагодарить автора, предоставившего свою книгу для открытого обсуждения. Все, кто не читал ее ранее, смогли (если захотели) прочитать. Те, кто уже был с ней знаком – получили возможность перечитать и, что самое ценное, обсудить прочитанное. Полагаем, результаты превзошли самые смелые ожидания автора, активность читателей была весьма высокой. В результате возникло нечто вроде комментированного издания книги, это уже наш совместный с автором продукт, в таком виде он будет впредь доступен каждому. На случай каких-либо неожиданностей, аварий на сервере и прочих стихийных бедствий можно перенести резервную копию на собственный компьютер. Может быть, стоит подумать и о передаче совместного продукта в библиотеку сайта.
Не хватает только заключения – не к монографии, а к ее обсуждению. Мы надеялись услышать его от автора книги, но не дождались. Между тем было опубликовано несколько десятков комментариев, содержащих вопросы к профессору И. Плеве и сообщения о его серьезных ошибках. Ответов не последовало, если не считать реплики по поводу отсутствия бессарабских немцев в предложенной автором классификации всех немцев России, а также указания на уникальность самой классификации из трех пунктов. Читатели потрудились для автора, но, увы, труд их автором не оценен. Придется читателям самостоятельно подводить итоги, и здесь хотелось бы внести свою лепту.

В период с 1998 по 2008 гг. «Немецкие колонии на Волге по второй половине XVIII в.» вышли тремя изданиями в несколько тысяч экземпляров. Читательский интерес к книге вполне объясним: исследований такого масштаба по данной тематике немного, большинство из них опубликованы очень давно в России, а если позднее, то за рубежом и на иностранных языках. На русском языке в новейшее время появилась лишь «История поволжских немцев-колонистов» Якова Дитца (издана в 1997 г.), но ведь написана-то она была еще до революции (1917 г.). Классический труд Григория Писаревского «Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в.» (1909 г.) до сих пор не утратил своей ценности, однако он освещает историю колонизации под иным углом и, если можно так выразиться, с другой высоты. Книга Плеве представляет собой попытку соединения научного подхода Писаревского с изложением Дитца, что подтверждается как структурой монографии, так и обильными заимствованиями и цитированием названных источников. Рассмотрим внимательно, насколько удачной оказалась эта попытка.

Сравнивая «Историю поволжских немцев-колонистов» с «Немецкими колониями на Волге по второй половине XVIII в.», можно увидеть сходство между двумя книгами. И. Плеве имел возможность ознакомиться с работой Я. Дитца еще в рукописи, которую готовил к публикации совместно с Е. Ериной. «История» (так для краткости будем именовать книгу Дитца) обладает несомненными художественными достоинствами, материал излагается на уровне, доступном любому самому неподготовленному читателю. Может быть, после этой книги уже и не было бы надобности сочинять нечто новое на ту же тему, если бы не одно досадное обстоятельство: в книге Дитца достоверные сведения перемешаны с сомнительными и просто недостоверными, причем автор дает исчезающе малое количество ссылок на использованные им источники. Если так называемый массовый читатель согласен принять его версию истории поволжских колонистов «как есть», не беспокоясь о точности и достоверности изложения исторических фактов, проблем не возникает. В конце концов, читаем же мы исторические повести и романы, авторы которых весьма вольно обходятся с фактами. Но те читатели, которым важна достоверность исторической картины, испытывают серьезный дискомфорт. Наряду с заимствованиями из хорошо известных, хоть и не названных автором источников, Дитц приводит массу сведений, о происхождении которых приходится гадать. И в тех случаях, когда эти «анонимные» сведения удается проверить по архивным документам, часто оказывается, что автор «Истории» весьма далек от истины. А бывает и так, что даже всем хорошо известные источники вводят автора в заблуждение, ибо и сами грешат против исторической правды. Приходится признать, что Я. Дитц не сумел критически осмыслить многое из того, чем воспользовался в своей книге. Скорее всего, он такой задачи и не ставил. Во Введении Я. Дитц указывает, что не стремился написать историю (курсив мой – Г.Р.) колоний, но просто собирал материал, мечтая поручить написание собственно истории сыну. Половину рукописи автор написал в тюрьме, где возможностей для работы с источниками было маловато. Дописывал он ее в своем одиноком доме на Волге в годы войны и умер, не имея возможности подготовить рукопись к печати. В любом случае – он не собирался защищать по ней диссертацию.

Идея диссертации родилась у доцента И. Плеве. Готовя рукопись «Истории» к публикации, будущий доктор наук обратил внимание на вышеуказанные недочеты книги Дитца. В своей работе И. Плеве, по-видимому, стремился исправить эти недостатки на базе научного подхода к историческому материалу. Автор работал в архивах, прежде всего в РГАДА, РГИА, ГАСО и его филиале в Энгельсе (ныне ГИАНП). И. Плеве обращается также и ко многим научно-историческим публикациям, как отечественным, так и зарубежным. Следуя требованиям, предъявляемым к диссертациям, И. Плеве выбрал более узкие сравнительно с книгой Я. Дитца хронологические рамки исследования (только вторая половина XVIII в.). В результате была написана обсуждаемая здесь монография, которая затем была представлена к защите в виде диссертации. Именно так, а не наоборот: книга увидела свет в 1998 г., следовательно, сдана в печать была еще раньше. Защита же диссертации состоялась 10 декабря 1998 г., и монография уже указана в ней в числе научных трудов диссертанта. Обстоятельство это немаловажное и свидетельствует о том, что не только оппоненты соискателя ученой степени доктора наук по специальности «Отечественная история», но и любой из членов диссертационного совета Д.064.31.02 Саратовской государственной экономической академии имел возможность ознакомиться с работой до ее защиты. Если бы пожелал, разумеется. Оппоненты же обязаны были ее внимательно прочитать и дать отзыв. Обычно даже благожелательно настроенные оппоненты (других, впрочем, не выбирают) считают своим долгом указать соискателю на какие-либо ошибки или недочеты в его работе. Соискатель благодарит и обещает непременно учесть критику в будущем.

В автореферате диссертации научным консультантом И. Плеве указан доктор исторических наук, Заслуженный деятель науки РФ, профессор В. Динес. Оппонентами соискателя докторской степени были доктора исторических наук, профессора Л. Захарова, А. Герман, С. Наумов. Не знаем, были ли кем-то из них обнаружены те многочисленные ошибки и искажения исторических фактов, на которые уже указывалось выше в данной теме форума. Видимо, нет, коль скоро доктор исторических наук И. Плеве не исправил их при переиздании монографии. Более того, ошибки эти обнаруживаются и в последующих трудах И. Плеве, изданных совместно с одним из бывших оппонентов – профессором А. Германом. Ниже мы еще вернемся к этим работам.
Однако много ли смысла обсуждать диссертацию, которая не только была успешно защищена два десятка лет назад, но, как сообщает нам автор в биографической справке на с. 3 монографии, вошла в пятерку лучших докторских диссертаций за 1998-2002 гг. по версии ВАК? Смысл ровно один: трезво оценивать работу, не полагаясь на официальное мнение даже очень уважаемых профессоров. Пятое место в ранжировке ВАК говорит лишь о том, что не вошедшие в первую пятерку диссертации оказались еще слабее. Не знаем, право, комиссии виднее.

Оставив диссертацию, вернемся к монографии. Первое впечатление от нее вполне благоприятное. Общий порядок изложения не вызывает вопросов, он вполне привычен уже по «Истории» Дитца, правда, несколько сбивает с толку хронологическая чехарда внутри отдельно взятых параграфов: рассказ словно прыгает от даты к дате, то забегая вперед, то обращаясь вспять. Множество числовых данных – то в рублях и копейках с четвертью, то в кубических саженях и «гарцах» (гарнцах – Г.Р.) – очевидно, должно свидетельствовать о солидном обосновании предлагаемых выводов. Однако при внимательном прочтении становится ясным, что это не так. Числа сами по себе, выводы – отдельно. Бросается в глаза обилие ссылок на архивные материалы, на публикации других исследователей, причем в большинстве случаев даются ссылки конкретные, с указанием листов или страниц. Внешне это соответствует именно научно-историческому подходу, вспоминаются Писаревский, Бартлетт и другие историки. Может показаться, что И. Плеве сумел преодолеть недостатки «Истории». Но давайте попробуем убедиться в этом.

Общее число ссылок на источники превышает восемь сотен, не меньше половины из них - на архивные документы. Ссылки на общедоступные источники уже фигурировали в нашем обсуждении; были замечены многочисленные несоответствия между цитируемым материалом и текстом монографии, искажения, умолчания и экстраполяция. Проверить ссылки на архивные документы гораздо сложнее. В подавляющем большинстве случаев автор просто указывает архивные «координаты» (архив-фонд-опись-дело-лист), не уточняя, о каком документе идет речь. Для проверки такой ссылки надо отправиться в Москву, Петербург, Саратов и так далее, получить допуск в архив, заказать и изучить архивное дело. Понятно, что этим никто и никогда не занимался. Однако обстоятельства сложились так, что нам с Андреасом Идтом довелось работать со многими архивными источниками, цитируемыми в монографии. Заглядывая в книгу И. Плеве и сверяясь с источниками, мы были сильно удивлены. Едва ли не большая часть ссылок на архивные материалы попадает мимо: либо указанном месте говорится о чем-то другом, либо цитируемая информация отсутствует в данном архивном деле, либо и само дело не имеет отношения к предмету цитирования. Чтобы не быть голословными, предлагаем рассмотреть авторскую методику И. Плеве на примере параграфа 3 главы II: «Вызыватели и их роль в приглашении колонистов». Всего приведена 41 ссылка на архивные материалы, 13 приходится на РГИА, 28 на РГАДА. Их анализ вынесен в прилагаемую таблицу; в целях логической связности кроме ссылок на архивные документы рассмотрены несколько ссылок на публикации.

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Трудно подбирать слова, комментируя результаты анализа. 29 ссылок полностью не соответствуют тексту монографии, 2 частично. Непохоже, что мы имеем дело с научным подходом; за такие подвиги студент истфака в лучшем случае был бы обречен на переэкзаменовку осенью. По сравнению с «Историей» Дитца мы оказываемся в значительно худшем положении: Дитц пишет как бы от себя и всякий волен доверять или нет его рассказу. А тут – научный труд, опирающийся якобы на архивные документы, положительная оценка уважаемых деятелей науки, первая пятерка ВАК. Удивительно, что автор монографии приводит и вполне достоверную информацию (зачастую знакомую по иным публикациям), только не может сказать, где ее нашел. Такое впечатление, что, указывая номера листов или страниц в цитируемых источниках, автор пользовался таблицей случайных чисел.

Общеизвестно, что источники для ученого-историка то же самое, что данные эксперимента для ученого-физика. На их анализе основываются выводы, составляющие собственно научную ценность работы. Мы видели, как И. Плеве обращается с источниками, посмотрим теперь, какие задачи он ставит перед собой в данном разделе и к каким выводам приходит. Автор пишет: «Деятельность вызывателей в колонизационных мероприятиях России 60-х годов XVIII века в достаточной степени не проанализирована в исторической литературе. Без изучения их места и роли трудно ответить на многие вопросы, в том числе понять: а) причины антироссийских и антиэмиграционных настроений в руководстве абсолютного большинства германских государств в 1766 г.; б) резкий рост государственных затрат на миграционные мероприятия с началом деятельности вызывателей; в) причины длительного становления колоний, находившихся первоначально под дирекцией вызывателей; г) почему к колонизационным мероприятиям конца XVIII — начала XIX вв. не привлекались частные предприниматели, и др.» Выводы автора легко угадываются в постановке задачи, в перечислении пп. а, б, в и г: антиэмиграционные настроения возникли из-за деятельности вызывателей, резкий рост госзатрат связан с тем же фактором, в длительном становлении колоний повинны директора-вызыватели, в будущем услугами подобных лиц не пользовались оттого, что сильно в них разочаровались. Словом, вызыватели кругом виноваты. Сформулировав эти тезисы, автор не слишком заботится об их обосновании, щедро рассыпая ссылки, ведущие в «никуда».
Утверждения И. Плеве нетрудно опровергнуть, опираясь на документы, но это уже предмет научной дискуссии, ведение которой не входит в нашу задачу здесь и сейчас. Для тех, кому это интересно, мы на следующей неделе вернемся к этому вопросу в теме «Идт А., Раушенбах Г. ВЫЗЫВАТЕЛИ. Авантюристы Просвещения в колонизационном проекте Екатерины». Приглашаем туда и профессора И. Плеве, может быть, он предложит свои аргументы. Сейчас лишь укажем, что выводы автора не подкреплены историческими фактами и не подтверждаются цитируемыми им источниками.

Разбирать столь же детально прочие главы и параграфы монографии И. Плеве нет ни времени, ни желания. Вполне достаточно тех удивительных открытий, о которых писалось выше в этой теме. Иногда складывается странное впечатление: книгу словно бы писали несколько человек, причем труды их были не очень хорошо согласованы. Непонятно, как иначе объяснить рассмотренную выше путаницу в ссылках, неоднократные повторы, хронологическую чехарду и явную нелепицу. Вспомним обнаруженный Студентом ляпсус: «…Канцелярия развращает те народы…» (с. 185). В подлиннике написано: «…кои развращают те народы…». Столь странная замена местоимения кои (которые) существительным канцелярия становится понятной, если заметить, что кои – аббревиатура канцелярии опекунства иностранных. Как если бы кто-то один при подготовке текста для краткости пользовался аббревиатурой, а некто другой, правя текст и щадя будущего читателя, заменял аббревиатуру кои термином Канцелярия. И не только заменил, но и исправил окончание –ют на –ет. Другой любопытный пример – «клятвенное обещание», якобы составленное и утвержденное графом Григорием Орловым в качестве колонистской присяги. Невозможно себе представить, чтобы Игорь Рудольфович Плеве, читая сей документ, отпечатанный на русском языке в типографии не увидел вполне разборчивой подписи под документом: «У сей присяги президент граф Григорий Орлов был…». Такой же загадкой предстает арест «Терива» на с. 78 при том, что на предыдущих страницах речь идет о Прекуре.

Вопрос о научной ценности монографии «Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII в.» каждый волен решать для себя самостоятельно с учетом состоявшегося обсуждения, мы своего мнения никому не навязываем. Говорят, читатели как читали, так и будут читать. Да никто и не против, пускай читают с комментариями и на ус наматывают. И помнят, что немалая часть указанных выше ошибок и нелепиц уже перекочевала в учебные пособия и стала образовательным стандартом для наших детей и внуков. В 2002 г. вышло учебное пособие «Немцы Поволжья» (авторы – А.А. Герман, И.Р. Плеве) – см. библиотеку сайта http://wolgadeutsche.net/bibliothek/ger ... tschen.php. Через несколько лет за ним последовали учебник «История немцев России», хрестоматия «История немцев России» и методические материалы «История немцев России» (авторы – А.А. Герман, Т.С. Иларионова, И.Р. Плеве). В них можно найти все тот же «арест Терива», министра «Смолина» и, конечно, те же выводы, что нам знакомы по монографии. Так что не только читать будут, но еще конспектировать и заучивать.

В заключение считаю должным поблагодарить автора монографии, во-первых, за его труд, во-вторых, за инициированное им обсуждение книги. Как известно, отрицательный результат тоже ценится в науке. Монография «Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII в.» побудила, например, нас с Андреасом Идтом просмотреть множество указанных в ней архивных и других источников. И если в наших книгах мы делаем на основе этих источников иные выводы, то это уже другая история.
Последний раз редактировалось Георгий Раушенбах 16 окт 2019, 21:48, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
Тина Л
Постоянный участник
Сообщения: 380
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 20:45
Благодарил (а): 1046 раз
Поблагодарили: 1308 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Тина Л » 28 сен 2019, 14:18

Спасибо большое за этот огромный труд.
Очень интересна гл.4. Отправка колонистов к месту поселения.

"У колонистов, прибывших в Россию летом 1763 г., еще была свобода выбора рода занятий и места жительства".
"Можно предположить, что возможность поселения на Украине обговаривалась несколько раньше. Об этом свидетельствует тот факт, что с колонистами, прибывшими в Россию еще в начала мая, велась агитационная работа, и часть их дала свое согласие селиться на Украине."

Я не знаю откуда у моего отца и его деда данные,что из Германии семья собиралась в Россию именно на Украину. На Волге им не нравилось,они переезжали с места на место,пока не обосновались,уже надолго,на Северном Кавказе.

Вопрос по этому поводу.
Если место обговаривалось заранее, к тому же колонистов поначалу туда ехало очень мало,почему отправляли практически всех на Волгу?
Последний раз редактировалось Тина Л 11 окт 2019, 12:36, всего редактировалось 1 раз.

Студент
Постоянный участник
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 109 раз
Поблагодарили: 236 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Студент » 28 сен 2019, 17:59

Огромное спасибо Георгию Раушенбаху,
за проделанную работу в форме обстоятельной и аргументированной рецензии.
Полностью разделяю представленные им выводы, кои нахожу обоснованными и доказанными.

В ситуации сложившейся по результатам нашего обсуждения вполне оправдано задуматься о составлении совместного комментария для данного сайта (если конечно уважаемый Александр Александрович сочтёт таковой приемлемым), посвящённого разъяснениям наиболее явных недочетов, имеющихся в работе.

Было бы справедливым если все упомянутые в монографии имена и фамилии предстали перед читателем не в искаженном, а в настоящем виде. К сожалению, отмеченная погрешность коснулась не только таких заметных фигур как дипломат Симолин переиначенный в Смолина, но и гораздо менее заметных.
Например, участник боёв по защите Поволжья от пугачёвцев и от набегов кочевников капитан артиллерии Елчин стал называться Елгин, и т.д.

По итогам нашего обсуждения невольно возникает целый ряд вопросов.
Например, возможно ли, что научная работа трижды переизданная, переведённая на другой язык, читанная и перечитанная на протяжении 20 лет многими историками, может изобиловать фактологическими, речевыми, грамматическим и прочими ошибками. Причём часть их возникла из-за банальной небрежности при работе с источниками.
Например, фраза «на земле почитаемой со всеми соками истощённой» превратилась в «на земле почитаемой совсем соками истощённой». Из этого же разряда уже упомянутая «Канцелярия развращает те народы», а также другие, аналогичным образом переиначенные выражения, утратившие смысл.
Ну и конечно, короткое слово «уа», обозначавшее (как теперь выяснилось) во всех трёх изданиях монографии словосочетание «отряды крестьянской армии».
Сильно удивило и использование в научной работе слова «беспредел», перекочевавшего из тюремно-лагерного жаргона позднего советского периода.

Почему-то кажется, что причина названных нелепиц кроется в абсолютном равнодушии, прежде всего самих ученых, и к исторической материи вообще, и к обсуждаемой монографии в частности.

В самом начале обсуждения у меня возникли сомнения по части доверия к выводам изложенным в работе. После того, как Георгий Раушенбах привел сопоставительную таблицу ссылок только лишь по одной части монографии, сомнения исчезли и возникла уверенность.
Не зря говорил известный писатель: «Некрасиво подозревать, когда вполне уверен.»

Предложение уважаемого Игоря Рудольфовича Плеве своей работы к открытому обсуждению заслуживает всяческого уважения и признательности.
Полагаю для участников форума обсуждение стало интересным и познавательным.

Георгий Раушенбах
Постоянный участник
Сообщения: 640
Зарегистрирован: 09 фев 2012, 14:09
Благодарил (а): 492 раза
Поблагодарили: 1587 раз

Немецкие колонии на Волге во второй половине 18 века.

Сообщение Георгий Раушенбах » 03 окт 2019, 21:07

Георгий Раушенбах писал(а):
28 сен 2019, 07:23
Утверждения И. Плеве нетрудно опровергнуть, опираясь на документы, но это уже предмет научной дискуссии, ведение которой не входит в нашу задачу здесь и сейчас. Для тех, кому это интересно, мы на следующей неделе вернемся к этому вопросу в теме «Идт А., РаушенбахГ. ВЫЗЫВАТЕЛИ. Авантюристы Просвещения в колонизационном проекте Екатерины». Приглашаем туда и профессора И. Плеве, может быть, он предложит свои аргументы.
Со вчерашнего дня детальный анализ выводов профессора И. Плеве и обсуждение "вызывательских поступков" публикуется здесь: viewtopic.php?p=205409#p205409.

Ответить

Вернуться в «Страницы истории»