Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Из истории поволжских немцев.
Аватара пользователя
Bangert
Постоянный участник
Сообщения: 1538
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:50
Благодарил (а): 6415 раз
Поблагодарили: 6109 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Bangert » 07 апр 2014, 16:57

Белоусов С.В.
Военнопленные армии Наполеона в Поволжье: размещение, содержание, взаимоотношения с местным населением


Первая публикация: Белоусов С.В.
Военнопленные армии Наполеона в Поволжье:
размещение, содержание, взаимоотношения
с местным населением // Вестник Самарского
государственного университета. Гуманитарная
серия.– Самара, 2006.– №1.– С.48-55.
Статья любезно предоставлена автором.


В статье рассматриваются вопросы размещения и содержания военнопленных армии Наполеона в Поволжье, а также характеризуются их взаимоотношения с местным населением. Автор отмечает, что размещение военнопленных на жительство в поволжских губерниях стало не только новым явлением провинциальной жизни, но и важным фактором, который должны были учитывать местные власти в своей деятельности в условиях военного времени.

[с.48] Согласно циркулярного предписания С.К.Вязмитинова от 29 августа 1812 г. военнопленных предполагалось размещать «не только в губернских, но и в уездных городах при строгом, однако ж, надзоре со стороны полиции за их поведением» [1. Л.4-4об]. Так, в Пензенской губернии летом 1813 г. местом их проживания были избраны Пенза, Краснослободск, Саранск, Мокшан, Городище, Чембар и Керенск. В Саратовской губернии, кроме губернского центра, местные власти направляли пленных на жительство в Волгск (ныне Вольск), Хвалынск, Балашов, Аткарск, Петровск, Сердобск, Кузнецк, Камышин, Царицын и колонию Сарепта [2. Л.336-339; 3. С.229-235; 4]. По воспоминаниям старшего хирурга главной квартиры 1-го армейского корпуса Ф.Мерсье, из их многочисленной партии, прибывшей в Саратовскую губернию, «в Саратов должны были направиться одни только офицеры… Что же касается наших солдат, которых было в нашей партии тогда не менее четырехсот, то они были разбиты на группы, приблизительно в сто человек каждая, и должны были быть размещены в нескольких уездных городишках по берегу Волги, а именно: в Вольске, в Камышине, Царицыне и в Сарепте. Впрочем, мы, офицеры, получили разрешение взять с собой в Саратов несколько человек наших солдат, которые бы могли исполнять при нас обязанности денщиков» [5. С.96-97].
Как правило, в губернских и уездных городах Поволжья военнопленные размещались по «обывательским квартирам» на основании квартирной (постойной) повинности. Причем, офицеры обычно распределялись в дома зажиточных купцов и мещан (нередко они останавливались и в дворянских особняках), а «нижние чины» – в крестьянские и мещанские избы. Так, в Самаре военнопленные размещались на жительство в квартирах по два человека: офицеры в особых комнатах, а солдаты – вместе с хозяевами [6. Л.227]. Вюртембергский офицер Ф.Ю.Зоден, оказавшийся в плену в Саранске, также отмечал, что он проживал в доме какой-то мещанки вместе с другом [7. S.105].
Несколько иначе вопрос с размещением военнопленных решался в Саратове, где под их проживание отводились различные общественные здания, а приготовлениями по устройству жилья занималась городская дума. Так, партия французских военнопленных из 158 человек, прибывшая в Саратов 25 сентября 1812 г., была размещена в доме, где обучались воспитанники военно-сиротского отделения. В связи с этим, командир [с.49] Саратовского гарнизонного батальона майор Сыробоярский просил городскую думу заготовить необходимое количество соломы под подстилку, «а при том в каждую комнату по столу». 18 октября по требованию полицмейстера городской думе предписывалось доставлять военнопленным воду, дрова и свечи, «а равно и все потребное к удобному их там содержанию на счет городских доходов; для состоящего же при них караула сделать сошки». Исполнение этого предписания было поручено гласному Кокушкину [3. С.70]. 17 декабря гласные Лобанов и Кокушкин просили городскую думу выдать им 1175 руб. 40 коп. за «разные поправки и переделки» в военно-сиротском отделении. На основании представленного счета видно, какая работа была проделана в переоборудовании здания под жилье для военнопленных. Для переборок под крыльцом куплено 17 брусов (с перевозом) и 163 доски. Для переделки печей приобретено 2000 штук кирпича, песок и глина. К окнам сделаны железные крючья и «фортки». Были наняты плотник и печник. Кроме того, для пленных были куплены лопаты, топоры, корыта, 150 деревянных ложек, 10 чашек, ведра, чугуны, 160 рогож, 6 пятериков дров, сальные свечи, веники, метлы и «иная мелочь» [3. С.71]. Саратовский мещанин Сергей Рукавишников просил городскую думу о выдаче ему 111 руб. 25 коп. за то, что он ежедневно с января по июнь 1813 г. доставлял воду для военнопленных в военно-сиротское отделение [3. С.71-72].
Французский врач Ф.Мерсье также отмечал, что в Саратове офицеры их партии были поселены в специально отведенной им для жительства старой казарме. Здание оказалось совершенно не подготовлено к их прибытию. Печи были не протоплены, в комнатах – сыро, пусто и холодно, а о пропитании и обустройстве помещений им необходимо было позаботиться самим. Впрочем, при желании и, конечно, за собственный счет, пленным офицерам дозволялось снимать в городе частные квартиры [5. С.99,102].
Денежное содержание военнопленных основывалось на циркулярных предписаниях от 29 августа, 29 октября, 14 и 15 ноября 1812, 22 июля и 29 августа 1813 г. и зависело, главным образом, от их чина и национальной принадлежности. Циркуляр от 29 августа 1812 г. определял суточное довольствие пленных следующим образом: генералам полагалось по 3 руб., полковникам и подполковникам – по 1 руб. 50 коп., майорам – по 1 руб., обер-офицерам – по 50 коп., «нижним чинам» – по 5 коп. и, кроме того, провиант «против солдатских дач» [1. Л.4-4об].
Эта система распределения денежных средств среди военнопленных имела определенные изъяны [8. С.200-201]. Во-первых, она не учитывала ту субординацию, которая сложилась во французской армии. В частности, старшие сержанты Старой гвардии (sergent-major в пехоте и marechal-logis в кавалерии) по своему статусу приравнивались к младшему армейскому обер-офицерскому чину (sous-lieutenant) и, следовательно, должны были получать соответствующее содержание [9. С.592]. Однако местные власти нередко отказывали сержантам гвардии в получении офицерского довольствия и относили их к категории «нижних чинов». Так, пензенский полицмейстер Кравков в своем рапорте губернатору просит предписать, как «довольствовать» сержанта 1-го полка гренадер Старой гвардии Игнаца Мире (Miret), который получал порционные деньги наравне с обер-офицерами [10. Л.13-13об]. В соответствии с русской системой военных чинов, где звание майора находилось ниже звания подполковника, французский майор должен был получать суточное довольствие меньше, чем подполковник. Однако во французской армии майор, как заместитель командира полка, стоял по положению выше шефа батальона (подполковника) [11. С.782-783]. Это вызывало просьбы пленных в чине майора хотя бы уровнять их в правах с подчиненными. Так, майор вюртембергской службы де Вундт (de Wundt), сознательно принижая свое звание, чтобы получать большее содержание, просит пензенского губернатора выплачивать ему суточное [с.50] довольствие подполковника, так как в полку он, якобы, состоял на должности шефа батальона [10. Л.75,об,77].
Во-вторых, циркулярные предписания, определявшие финансирование военнопленных, не учитывали некоторые их категории. В частности, офицерских слуг, женщин и детей (решение о выдаче жалованья женам офицеров и «нижних чинов» было принято только на основании циркуляра от 29 августа 1813 г.). Так, в партии военнопленных, прибывшей на жительство в Пензу 18 июня 1813 г., при обер-офицерах оказались 4 служителя, которые не значились в сдаточном списке и, соответственно, не получали денежного довольствия [10. Л.36-37]. Пленные офицеры вынуждены были содержать своих слуг за собственный счет. Однако при расформировании в губерниях крупных партий военнопленных местные власти, не вникая в суть происходившего, нередко разлучали служителей с господами, отправляя их в другой уездный город и обрекая, тем самым, на бедственное существование. Офицеры, которые также испытывали определенные неудобства, стремились вернуть своих слуг, направляя прошения об этом на имя губернатора. Так, шеф батальона баденского 2-го линейного полка фон Ламмер (von Lammer) просит пензенского губернатора князя Г.С.Голицына вернуть своего служителя Дамиана Стебля, который находился в Саранске и был ему «весьма нужен», так как годы и привычки делают его присутствие для него необходимым [10. Л.73]. Майор де Вундт просит возвратить ему сразу двух слуг, один из которых оказался в Саранске, а другой – в Мокшане. В то время как сам он был оставлен в Пензе. Де Вундт мотивировал свою просьбу слабостью здоровья из-за двух глубоких ран, полученных им в восьми военных кампаниях [10. Л.75-75об].
В своих мемуарах пленные офицеры неоднократно отмечали, что выдаваемого им суточного довольствия вполне хватало на проживание. По словам Ф.Мерсье, «выдаваемого… жалованья было даже более чем достаточно для удовлетворения всех насущных потребностей» [5. С.104]. Обер-лейтенант вюртембергского 4-го линейного полка Ф.Ю.Зоден вспоминал, что, несмотря на покупку съестных припасов, дров, соломы и свечей, средств вполне хватало на то, чтобы «иногда попить чай или кофе и посещать трактиры» [7. S.108].
Все военнопленные отмечали дешевизну продуктов питания и иных товаров. «Жизнь была очень дешевая, так что десяти пятаков, т.е. 15-ти крейцеров, нам вполне хватало на день», – писал вюртембергский офицер Х.Л.Йелин [12. С.199]. Многие в своих воспоминаниях приводили цены на покупаемые товары. Так, Ф.Ю.Зоден отмечал, что фунт говядины обходился ему в Саранске в 10 коп. (3-4 крейцера), фунт хлеба стоил 5-6 коп. (менее 2 крейцеров), воз дров – 45 коп. (13-14 крейцеров) [7. S.107-108]. О доступных ценах на продукты питания в Чернигове и Пензе сообщал баварский обер-лейтенант Й.-Б.Нагель: 1 фунт свинины стоил 1,5 крейцера, фунт масла – 6 крейцеров, фунт баранины – 1 крейцер, курица – 4,5 крейцера, 8 фунтов хлеба – 4,5 крейцера, 10 яиц – 4,5 крейцера [13]. Для облегчения своего положения и ведения совместного хозяйства офицеры образовывали артели по 2-4 человека. Самые тяжелые работы возлагались на денщика, находившегося в распоряжении артельщиков [7. S.107; 12. С.186]. Кроме того, военнопленным частично оплачивались добровольные заработки: врачебная практика, преподавание французского и немецкого языков, математики, рисования, музыки, фехтования, занятие ремеслами.
Содержание военнопленных производилось за счет средств, поступающих из государственной казны. Чтобы как-то уменьшить расходы, власти не запрещали тем, кто пожелает, под расписку брать пленных к себе на жительство. В таких случаях государственные выплаты прекращались и расходы на содержание военнопленных перекладывались [с.51] на плечи хозяев. Так, мокшанский городничий сообщает князю Г.С.Голицыну о прекращении денежных выплат двум французским офицерам Оливье и Бонифасу на том основании, что они были взяты на жительство отставным гвардии поручиком Жуковым [14. Л.23]. В 1813 г. саратовский губернатор объявил о том, что все желающие могут взять для работ «пленных, знающих то или иное ремесло, а равно художников» [15]. Ф.Мерсье отмечал, что многие пленные офицеры «стали давать уроки французского языка, другие брались за преподавание математики, фехтования, рисования и т.п.» «Нижние чины» также нашли себе «кое-какой заработок своим мастерством» [5. С.193,200].
Чаще всего пленных брали в свои дома представители дворянского сословия. Краснослободский городничий Заварицкий рапортовал пензенскому губернатору о том, что «полковник Финкенкло, живущий в трех верстах от Краснослободска в деревне, просит… дозволить взять к себе квартировать одного из немцев офицеров» [10. Л.62]. По свидетельству Х.Л.Йелина, «дворяне приютили у себя некоторых из нас под предлогом обучения детей тем или иным предметам» [12. С.199]. Сын известного русского экономиста К.Арнольда позднее вспоминал о своем детстве: «Редкий был тогда дом, в котором не встречалось бы пленного француза: иметь у себя «своего» француза – это установилось тогда само собой для каждого «порядочного дома» [16. С.328].
Положение военнопленных «нижних чинов» было менее стабильным и более тяжелым, чем положение офицеров. Суточного довольствия, которое им полагалось, хватало разве что на пропитание. Если офицеры, получая ежедневно по 50 коп., «успели от избытков одеть себя безбедно», то солдаты отказывали себе в приобретении самых необходимых вещей. В своем рапорте князю Г.С.Голицыну от 12 июня 1814 г. чембарский городничий так описывал одежду военнопленных «нижних чинов», которые к тому времени уже прожили в Чембаре 8 месяцев: «…у оных военнопленных одежды сообразно летнему времени года, также и обуви, по осмотру моему оказалось у 40 человек по 2 рубахи, по одной крепкой, а по другой ветхой, платье на оных из старого перешитья, шпенцеры, жилеты, из посконного полотна панталоны, а сапоги худые; у 76 человек по одной рубашке, ветхих, платье самое ветхое ж, Сапогов совсем не имеют; у 16 – по 2 рубашки, по одной крепкой, а по другой ветхой, платья совсем ветхия и сапоги худыя; у 6 человек по 2 рубашки, по одной крепкой, а по другой ветхой, платье, шпенцеры, жилет, панталоны и сапоги хорошие. На головах фурашки, на шеях платки у всех есть, а шинелей и чулок ни у одного нет» [17. Л.59].
Находясь в более тяжелых условиях «нижние чины» нередко просили русских дворян взять их к себе в услужение. Так, Н.Ф.Хованский приводит пример, когда помещик с.Аблязовки Кузнецкого уезда приютил у себя пленных французов, построил им дома, а позднее закрепостил [3. С.251].
В циркулярных предписаниях, регламентирующих положение военнопленных, не поднимался вопрос о принудительном использовании их труда на промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве. Напротив, даже подчеркивалось, что пленные «вольные люди, а не… посессионные крепостные» и их следует отправлять на фабрики и заводы только по их желанию. Лишь на основании циркуляра от 14 января 1813 г. губернаторам предлагалось использовать военнопленных на различных, простых занятиях по восстановлению разрушенных домов или при проведении земляных работ. Однако местные власти не всегда считались с этими указаниями. Известно, что во внутренних губерниях России пленных насильно приписывали к казенным заводам и фабрикам (например, в Вологодской, Пермской и Вятской губерниях) либо превращали в колонистов-земледельцев (на юге России) [18. С.130-131]. Но в поволжском регионе такие [с.52] факты принуждения не зафиксированы, очевидно, из-за отсутствия крупных предприятий. Имели место лишь случаи привлечения пленных на простые работы. В.П.Тотфалушин отмечает, что еще на рубеже XIX-XX вв. в Саратовской губернии сохранились построенные военнопленными здания (с.Зубриловка Балашовского уезда, с.Чердым Петровского уезда, с.Сосновка Аткарского уезда) и ирригационные сооружения (пруд в с.Дьячевка Петровского уезда, плотина в с.Отрада (Отрадное) Царицынского уезда). Кроме того, в Саратове пленные засыпали многие овраги [4. С.163].
Общий надзор за военнопленными в губерниях осуществлялся на основе циркулярных предписаний главнокомандующего в С.-Петербурге С.К.Вязмитинова. Так, циркуляром от 29 августа 1812 г. предписывалось, чтобы «пленным нигде ни от кого никакого притеснения оказываемо не было, но чтоб и они вели себя скромно и послушно, за чем иметь наблюдение, внушая им, что за дерзкое поведение одного, отвечают все они» [1. Л.4-4об]. Основные обязанности по поддержанию общественного порядка в губерниях лежали на полицейских органах власти. Гражданские губернаторы рассылали городничим и земским исправникам ордеры, которые и регламентировали их действия при осуществлении надзора за военнопленными. Караулы снаряжались из солдат гарнизонных батальонов и инвалидных команд.
Размещение значительного количества пленных во внутренних губерниях вносило определенное беспокойство в размеренную жизнь уездных городов и создавало большие трудности для местных властей. От военнопленных можно было ожидать и организованных выступлений и просто противоправных действий из хулиганских побуждений, справиться с которыми подчас было довольно сложно. В «журнале путешествия из Москвы в Нижний» И.М.Долгорукий описывает случай коллективного неповиновения пленных, который произошел в Арзамасе Нижегородской губернии и вызвал в городе «изрядную суматоху». Около 80 пленных французских офицеров, размещенных здесь, сильно выпили и в трактире стали говорить «дерзкие речи». Прибывший на место городничий вместе с 12 «старыми и увечными» солдатами местной инвалидной команды попытался их урезонить, но был избит. После чего французы разошлись по квартирам. Как пишет И.М.Долгорукий, пленные офицеры кулаками доказали городничему, «что право всегда на стороне того, у кого физическая и множественная сила» [19. С.86-87]. О крайней дерзости военнопленных в Тамбове, за которыми «некому было смотреть», не раз сообщала в своих письмах к В.И. Ланской И.А.Волкова [20. С.56-57,72].
Недовольство по тому или иному поводу проявляли и отдельные военнопленные, за которыми местные власти сразу устанавливали особый полицейский надзор. 19 сентября 1813 г. краснослободский городничий доносил пензенскому губернатору, что «находящийся здесь на жительстве из военнопленных французских гошпиталей шеф Жанье Сципион замечается… неблагонамеренным к России, а посему и нужно иметь особенной присмотр за его поведением». И хотя солдаты инвалидной команды постоянно наблюдали за ним, из-за незнания французского языка они не могли узнать о его истинных намерениях. Городничий просил губернатора перевести Сципиона в другой уездный город, где бы он не мог общаться с другими пленными офицерами. 16 октября Сципион был отправлен на жительство в Городище [21. Л.56,61-61об]. В январе 1814 г. князь Г.С.Голицын потребовал от краснослободского городничего установить бдительный надзор за капитаном Бомвилем, «как за знакомством его и поведением, так и за домашними занятиями» из-за его неблагонадежности и негативных высказываний по поводу «теперешних военных обстоятельств» [22. Л.23об-24].
В целом, следует заметить, что пленные офицеры пользовались гораздо большей свободой, нежели чем «нижние чины». Об этом в своих воспоминаниях писали и сами [с.53] военнопленные. Так, Ф.Мерсье отмечал, что в Саратове им разрешалось свободно передвигаться не только по городу, но и его окрестностям. Правда, местные власти требовали, чтобы они возвращались ночевать на свои квартиры. По особому разрешению губернатора пленные могли совершать поездки даже по всей Саратовской губернии. Однако при этом должны были находиться под надзором полиции. Пленных неоднократно предупреждали, что за нарушение условий проживания может последовать ссылка в Сибирь [5. С.102-103; 7. S.124]. Пользуясь относительной свободой, пленные офицеры могли предаваться различным занятиям. Так, Ж.-В.Понселе, находясь в Саратове, занялся наукой. В шести тетрадях, исписанных им, содержалось более 400 страниц глубоких и оригинальных исследований в области проективной геометрии [4. С.160]. Другие офицеры, напротив, проводили время, отдыхая на лоне природы или предаваясь разгулу. «Сентябрь прошел без происшествий, достойных описания,– писал Ф.Ю.Зоден.– Я ежедневно поднимался по лестнице под крышу дома, где сладко дремал на постели из сена под пение или игру на флейте и чаще всего просыпался в веселом настроении» [7. S.130-131].
Что касается военнопленных «нижних чинов», то они не имели права покинуть тот уездный город, который был определен им на жительство. Так, в рапорте пензенскому губернатору от 6 марта 1814 г. мокшанский городничий Каратеев просит дозволения отпустить в Пензу «французской армии редовых и женщин… для закупки себе одежды и протчего, которого здесь в городе не имеетца». Но губернатор на это разрешения не дал [14. Л.19,20].
Отношения местного населения с военнопленными складывались непросто. Хозяева домов, где квартировали пленные, портили печи, выставляли окна, не давали дров для топки, посуды, воды, сена и соломы, мотивируя это тем, что французы «все опоганят, ибо они безбожники» [6. Л.227; 7. S.105,107]. Мокшанский городничий Каратеев в своем рапорте от 27 марта 1814 г. сообщает пензенскому губернатору о недовольстве обывателей квартированием у них военнопленных в период проведения сельскохозяйственных работ. «Нынешнее время зближается к работе обывателями земледелия разного рода и жители отлучаются со всеми семействами в поле для работы, которые во все время должны находится всегда из домов отлучными,– писал он.– А как… находящиеся в городе… пленные французской армии должны оставаться одни, то дабы они не могли без хозяев для заготовления пищи или чего-другого топить избы и не зделали б пожара, ибо за ними смотреть будет некому, а равно не могло бы произойти и кражи хозяйского имущества, обыватели ж города соглашаются для них зделать за рекою Мокшею вблизи города бивайки. Я ж с моей стороны не упущу зделать распоряжения к доставлению дров для варения пищи и нужного числа посуды. Так же будет от жителей подготовлен караул и ко оным изтребую для соблюдения порядка из здешней инвалидной команды 3 человека» [14. Л.21-21об]. Пензенский губернатор запретил организовывать вне города биваки для французских военнопленных из-за отсутствия на этот счет каких-либо распоряжений из С.-Петербурга, малого числа военнопленных в Мокшане и отсутствия опасности для обывателей [14. Л.22-22об].
Некоторые представители крестьянского и мещанского населения нередко оскорбляли пленных, старались задеть их, вывести из себя, спровоцировать драку. Об этом, в частности, сообщает известный защитник прав военнопленных, самарский городничий И.А.Второв: «с самого начала нахождения их в городе не мог я заметить вообще никакого своевольства от них. Во все сие время один только рядовой, за грубость хозяину, наказан был мною тюремным содержанием, впрочем все они, как офицеры, так и нижние чины, ведут себя наилучшим образом среди людей естественно чувствующих [с.54] к ним, как к врагам и иностранцам, ненависть. И тем (для них) похвальнее, что во все время нахождения их здесь ни один пленный никогда и никем не был замечен в пьянстве и даже в начатии ссоры, несмотря на то, что ежедневно озлобляются они жителями названием собак, свиней и выдуманным через какого-то целовальника словом «Париж-пардон». Не было прохода ни одному французу по улице, чтобы его толпы ребят и даже взрослых и старых людей не дразнили как собаку, несмотря на запрещение от меня через полицейских служителей и солдат к ним приставленным. Дабы не случилось важнейшей между ними ссоры и драки, я принужден был некоторых буянов брать под караул и тем несколько уменьшил озлобление противу пленных. Однако ж и поныне еще сие продолжается. Так недавно случилось, что четверо пьяных людей избили жестоко одного француза. Почти всегда от пленных и от приставленных к ним солдат доходят ко мне жалобы на сии озлобления и на разные притеснения их от хозяев квартир, и по разбирательству, я всегда находил невинными пленных» [6. Л.228-229].
Свое превосходство перед пленными отчасти стремились продемонстрировать и представители дворянских фамилий. Так, И.М.Долгорукий описывает случай, когда он при разговоре с врачом-французом, чтобы вызвать у того приступ вспыльчивости, спросил: «Лучше ли город Люневиль нашего Мокшана?» Пленный зверски на него посмотрел, «ахнул и без ответа побежал, как бешеной; мы проводили его всеобщим смехом» [19. С.66].
По свидетельству И.А.Второва, жители Самары, «видя молчание французов на задирательные фразы, стали бросаться на них с ругательством, бить, толкать в снег, бросать в них мерзлой грязью и проч.» [6. Л.232]. Однако пленные далеко не всегда спокойно воспринимал нанесенные обиды, как это описывает И.А.Второв. От их можно было ожидать и ответных действий. Так, в Курмыше во время празднования масленицы в 1814 г. военнопленные «наделали разные беспокойства и поразбежались» [6. Л.232-233]. В Саратове шесть пленных французов, нанятых помещиком Устиновым для очистки в его саду водосточной канавы, избили мещанина Смирнова, который от побоев скончался. Виновных отправили в Нерчинск «в каторжную работу» [23].
Далеко не идиллическими были взаимоотношения и между военнопленными. Нередко возникали конфликты в офицерской среде за лидерство. Очевидно, именно из-за этого в Самаре произошла ссора между двумя офицерами, Тевеменом и Сермоном, каждого из которых поддержали бывшие сослуживцы [6. Л.73,77,78,235]. Между офицерами вспыхивали ссоры, приводившие к дуэлям. Так, в августе 1813 г. в Пензе произошла дуэль между французским дезертиром А.Парисом и су-лейтенантом Л.Пино [24. Л.10-13,17]. Были случаи избиения офицерами «нижних чинов». Например, случай избиения офицером Тевеменом французского солдата, описанный в «Дневнике» И.А.Второва [6. Л.73]. Встречались конфликты между военнопленными разных национальностей. Так, протоиерей саратовского Троицкого собора Н.Г.Скопин писал, что в октябре 1813 г. военнопленные баварцы и ганноверцы попросили отделить их от французов, «ибо де они – канальи» [3. С.11].
Таким образом, размещение на жительство в поволжских губерниях военнопленных армии Наполеона стало важным фактором провинциальной жизни. Местные власти не только должны были решать все вопросы, связанные с их проживанием и содержанием, но и урегулировать возможные конфликты между ними и местным населением в условиях военного времени, когда наблюдалась явная нехватка полицейских чиновников и солдат гарнизонных батальонов и инвалидных команд.
[с.55]







Библиографический список

1. Государственный архив Пензенской области (Далее ГАПО). Ф.5. Оп.1. Д.419.
2. Российский государственный исторический архив (Далее РГИА). Ф.1282. Оп.1. Д.777. Л.336-339;
3. Хованский Н.Ф. Участие Саратовской губернии в Отечественной войне 1812 г.– Саратов, 1912.
4. Тотфалушин В.П. Французы в Саратове // Годы и люди.– Саратов, 1992.– Вып.6.– С.157-164.
5. Руа И. Французы в России. Воспоминания о кампании 1812 г. и о двух годах плена в России.– С.-Петербург, 1912.
6. Государственный архив Самарской области (Далее ГАСамО). Ф.803. Оп.3. Д.191.
7. Soden F. Memoiren aus russischen Kriegsgefangenschaft von zwei deutschen Offizieren.– Regensburg,1831-1832.– Bd.1-2.
8. Иванов К.В. Система финансирования военнопленных 1812-1814 гг. // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы.– Бородино, 1997.– С.198-207.
9. Лашук А. Гвардия Наполеона.– М.: Изографус, ЭКСМО, 2003.
10. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.459.
11. Шиканов В.Н., Суслов П.В. Чины военные великой армии // Отечественная война 1812 года. Энциклопедия.– М.: РОССПЭН, 2004.– С.782-783.
12. фон Иелин. Записки офицера армии Наполеона // Роос Г. С Наполеоном в Россию.– М.: ООО «Наследие», 2003.– С.158-205.
13. См.: Шмидт В. Судьба баварских военнопленных в России в 1812-1814 гг. // 185 лет Отечественной войне 1812 года.– Самара, 1997.– С.81-82.
14. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.509.
15. Духовников Ф.В. Немцы, иностранцы и пришлые люди в Саратове // Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы.– Саратов, 1893.– Вып.1.– С.247.
16. Арнольд Ю.К. Воспоминания // Русский архив.– 1891.– №7.
17. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.511.
18. Сироткин В.Г. Судьба французских солдат в России после 1812 года // Вопросы истории.– 1974.– №3.– С.129-136.
19. Долгорукий И.М. Журнал путешествия из Москвы в Нижний 1813 года.– М., 1870.
20. Наполеон в России глазами русских.– М.: «Захаров», 2004.
21. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.461.
22. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.517.
23. Государственный архив Саратовской области (далее ГАСО). Ф.407. Оп.1. Д.1654, 1679.
24. ГАПО. Ф.5. Оп.1. Д.489.
http://adjudant.ru/captive/bel02.htm
Интересует, фамилия Bangert из Dittel
фамилия Diener из Katharinenstadt/Marxstadt/Warenburg
фамилия Krug из Krazke
фамилия Kramer из Katharinenstadt

Аватара пользователя
Bangert
Постоянный участник
Сообщения: 1538
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:50
Благодарил (а): 6415 раз
Поблагодарили: 6109 раз

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Bangert » 09 дек 2014, 17:31

Ф. Пепплер

ОПИСАНИЕ МОЕГО ПЛЕНА В РОССИИ С 1812 ПО 1814 годы.
Фридрих Пепплер(1781–?), лейтенант 2-го батальона Гессен-Дармштадтского Лейб-полка был взят в плен в декабре 1812г. возле Сморгони, затем через Минск и Тамбов направлен в Саратов. Подробно описал свое пребывание в г. Камышине Саратовской губернии.
Сразу в первый день нашего пребывания в Саратове, после того как мы получили наше пятидневное
денежное содержание, которое губернатор распорядился выплатить нам вперед, я попытался завести знакомство в городе. Случай привел меня в немецкую гостиницу, владельца которой звали
Готтфрид Шульц
(Gottfried Schulz), в котором я узнал находчивого и учтиво -го человека. Здесь после продолжительного времени я снова выпил первоклассного вина , которое по большей части заказывают из Астрахани и очень дешево. В этом доме довольно скоро нашелся другой немец,
который подошел ко мне и осведомился о моем отечестве. После того, как я ему это сообщил,
он радостно воскликнул: « Вот обрадуется мой Филипп, что наконец-то встретил земляка».


После восьми дней занятий уроками я обратился с просьбой к своему хозяину позволить мне съездить в колонию Шваб к старосте, что он охотно исполнил, так как я сказал ему о возможности увидеть своего друга излеченным от слепоты, которой он был поражен. По прибытии в Шваб я остановился на ночлег в гостинице, где одна старая добродушная женщина, которая, судя по ее языку, родом из Веттерау(Wetterau), приютила меня с настоящим чистосердечием, назвала меня земляком своих родственников и во время беседы рассказала, что ее муж, урожденный житель Пфальца(Pfalz) по имени Гемсемер(Gemsemer), занимается кровопусканием и потому часто вызывается в отдаленные места, поскольку, кроме Саратова и Катариненштадта, нигде нет врача или хирурга. Она родилась в Дауернгейме(Dauernheim) и вместе со своими родителями, проживавшими там в нужде, и ребенком девяти лет приехала на свое нынешнее место жительства, где у них поначалу также не было лучшей доли, но через несколько лет положение значительно
улучшилось.

http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Pepler.pdf
Интересует, фамилия Bangert из Dittel
фамилия Diener из Katharinenstadt/Marxstadt/Warenburg
фамилия Krug из Krazke
фамилия Kramer из Katharinenstadt

alwis
Постоянный участник
Сообщения: 196
Зарегистрирован: 07 янв 2011, 21:30
Благодарил (а): 983 раза
Поблагодарили: 416 раз

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение alwis » 22 янв 2015, 17:54

Меня интересует судба бывших солдат Наполеона, которые оказались в некоторых волжских колониях. Так в Энгельском архиве упоминается,что 17 наполеоновских военных по приказу конторы были поселены на постоянное место жительство в колонию Семновка (Röthling). В последещих переписях они бесследно исчезли. Было бы интересно узнать куда они делись, а также какие причины заставили их переселится в Россию. Почему и куда они переселились уже из колонии. Возможно кто либо из форумчан встречал информацию об этих событиях.

Аватара пользователя
Bangert
Постоянный участник
Сообщения: 1538
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:50
Благодарил (а): 6415 раз
Поблагодарили: 6109 раз

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Bangert » 23 янв 2015, 19:21

alwis писал(а):
Меня интересует судба бывших солдат Наполеона, которые оказались в некоторых волжских колониях.

Особенностью Саратовской губернии было то, что военнопленные, прибывавшие сюда, частично размещались в немецких колониях, документы об этом есть в фонде Саратовской конторы иностранных поселенцев (или, как она тогда называлась, Контора опекунства иностранных). Уже в сентябре 1812 в Саратов начали поступать партии французских военнопленных. Лагерь пленных французов занимал квартал нынешнего пр. Кирова от ул.Горького до Вольской. Раненые и больные французы были помещены в лазарет при Александровской больнице (ныне 2-я городская клиника). Пленные французы в солдатском звании работали на ниве городского благоустройства. В 1812-1813 в Саратов постоянно прибывали пленные. Одних оставляли в городе, других отправляли дальше, некоторых уже в 1813 г. - на родину. Подход к выбору конечного пункта их маршрута был дифференцированным. Поляков, например, высылали из Саратовской губернии для укомплектования полков на Кавказе (в г. Георгиевск) и на Сибирской линии. Испанцев и португальцев из Саратова отправляли в Санкт-Петербург.
Многие, приняв российское подданство, были зачислены в мещанское сословие. Были случаи пострига в монахи и причисления к соляным возчикам. Военнопленным, склонным к занятию сельским хозяйством, было предложено расселиться в немецких колониях Саратовской и Екатеринославской губерний. Их поселяли в дома колонистов, которые согласились потесниться. Со временем пленным были обещаны отдельные участки земли под усадьбы. Земледельцам предоставлялись такие же льготы, как и тем военнопленным, которые были причислены к мещанству.
По 7-й (1815 г.) ревизии в поволжских колониях числилось 156 колонистов из военнопленных. Тех пленных, которые "по привычке ли к солдатской жизни, или по неспособности к трудам другого рода" не отдавали предпочтения никакому виду деятельности, использовали, как правило, в строительных работах.
В Новгород первые партии военнопленных французов начали прибывать также в сентябре 1812 года, о чем свидетельствуют расходные ведомости казенной палаты. Сведения о выделении средств на медикаменты и содержание военнопленных присутствовали в документах казенной палаты до мая 1815 года. Здесь, судя по всему, находился пересыльный лагерь, откуда большая часть пленных отправлялась в Вологду, Петрозаводск, Вятку, Тверь. Партии военнопленных прибывали в город, как правило, от 200 до 500 человек. В декабре 1812 много пленных находилось в Валдае, Устюжне, Старой Руссе, Боровичах, Тихвине. Первые списки чинов французской службы, присягнувших в Новгороде на верность России, появились в сентябре 1813 года, последние - датированы апрелем 1814. В основном это мещане. С 26 февраля 1814 года в документах казенной палаты появилась новая статья расходов в формулировке: "для... возвращающихся в свое отечество".


http://www.vgd.ru/genealogical-mailer/G ... rs-POWs-1/
Интересует, фамилия Bangert из Dittel
фамилия Diener из Katharinenstadt/Marxstadt/Warenburg
фамилия Krug из Krazke
фамилия Kramer из Katharinenstadt

Аватара пользователя
Johannes
Постоянный участник
Сообщения: 120
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 21:07
Благодарил (а): 41 раз
Поблагодарили: 197 раз

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Johannes » 26 янв 2015, 20:17

Вот тут есть информация про военнопленых солдат Наполеона

http://genealwolgadeutsch.forum24.ru/?1 ... 1298350153

Аватара пользователя
Bangert
Постоянный участник
Сообщения: 1538
Зарегистрирован: 08 янв 2011, 18:50
Благодарил (а): 6415 раз
Поблагодарили: 6109 раз

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Bangert » 14 май 2015, 21:59

В.П. Тотфалушин

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ПЛЕННЫХ ВЕЛИКОЙ АРМИИ

(по материалам Саратовской губернии)
Поводом для переезда на жительство могло стать и приглашение. Колонист Христов Шеффер, встретив в Саратове среди пленных своего родственника - «уроженца Вестфальского из местечка
Вольмерслебена Андреаса Бейнгофена», попросил «взять его к себе в колонию Гололобовка... на свое попечение...».


Пепплер вспоминал, что комендант Камышина, «когда его посещали офицеры из соседних гарнизонных городов... вытаскивал нас на дружеские и почетные обеды», а Пешке свидетельствует,
что был приглашаем к столу петровского городничего и уездного лекаря. Местом проведения досуга
пленных была также Волга: они неоднократно приходили сюда, чтобы поглазеть на корабли, заезжих
торговцев или купающихся или искупаться самим. Другие их развлечения, как и основной массы
саратовцев, по большей части были связаны с религиозными праздниками, особенно с Масленицей.

http://www.museum.ru/museum/1812/Librar ... lushin.pdf
Интересует, фамилия Bangert из Dittel
фамилия Diener из Katharinenstadt/Marxstadt/Warenburg
фамилия Krug из Krazke
фамилия Kramer из Katharinenstadt

Eberhardt
Постоянный участник
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 14 дек 2011, 23:28
Благодарил (а): 323 раза
Поблагодарили: 122 раза

Re: Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Eberhardt » 17 июл 2015, 20:20

О солдатах Наполеона писал и Яков Дитц в своей «История поволжских немцев-колонистов». После Отечественной войны 1812 года в поволжских колониях поселилось «несколько человек», как он пишет, из военнопленных наполеоновской армии. Я. Дитц называет среди них Альтага и Галлера - в Россошах, Рольгейзера и Энграфа - в Елшанке, Шевалье - в Козицкой, Германа - в Тарлыке, Боргера - в Семеновке, Глейма - в Лесном Карамыше. В списках наполеоновских солдат, поселившихся в поволжских колониях, профессора И.Р.Плеве упоминается только одно имя из «списка» Дитца - Альтаг, но у И.Р. Плеве Иоганн Альтаг поселяется в Красном Яре. Редактируя «Историю...» Я.Дитца, И.Р.Плеве должен был бы заметить, что, к примеру, три брата Рольгейзеров поселились на Волге ещё в числе первопоселенцев, один из которых позже обоснуется в Елшанке. Первопоселенцами колонии Козицкой были также Шевалье. Ни Рольгейзер, ни Шевалье никакого отношения к армии Наполеона не имели. Эту «историческую ошибку» Якова Дитца следовало бы давно исправить, пометив несоответсвие хотя бы в сносках. Для нас авторитетны и Я.Дитц и И.Р.Плеве, тем более важно исправить недочёт.

MichaelKah
Интересующийся
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 31 мар 2016, 23:30

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение MichaelKah » 07 апр 2016, 14:02

1815 г.
О невозможности определить в казачью службу на 5 лет военнопленных Будье и Брего.
Оренбургское губернское правление донесло князю Волконскому о желании итальянца Антона Брего поступить в казаки. На рапорте губернского правления Волконский на

muhina.vera2017
Частый посетитель
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 01 июн 2018, 18:56
Благодарил (а): 72 раза
Поблагодарили: 13 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение muhina.vera2017 » 29 авг 2018, 08:42

Дорогие форумчане! Когда я начинала поиски, было известно до того немного, что слабо верилось найти вообще кого - либо. Мой отец 73 лет начал поиски в архивах более шести лет назад, но только благодаря вашей помощи, а так же помощи людей, с которыми вы связали, сегодня, через два с небольшим месяца, удалось восстановить генеалогическую цепочку до десятого колена, узнать имена тех, кто стоит за плечами, помогая и поддерживая, связывая и объединяя. От всей души хочу выразить слова благодарности и признательности людям, которые помогали в поиске: Александру, Людмиле из Севастополя, её сёстрам с Камчатки и Владивостока, Дмитрию, Ивану, Константину, Олегу, Виктору, Игорю Рудольфовичу Плеве и многим другим людям! Благодаря вам древо нашего рода пустило корни, обрело опору! И хотя вопросы ещё остаются, но многое уже известно. Наиболее сложной и загадочной оказалась история, связанная с именем моего прапрадеда Иоахима Ройяна. Дед рассказывал, что Иоахим Ройян был внуком пленного наполеоновского солдата, поселившегося в одной из немецких колоний. Чтобы выяснить это, я обратилась за помощью к нескольким людям. И первым откликнулся Виктор Петрович Тотфалушин, саратовский исследователь, составитель списков пленных французских солдат, пожелавших остаться в России. Сердечное ему спасибо! Списки опубликованы в приложении к статье:
Тотфалушин В.П. Поволжские колонисты и Отечественная война 1812 г. // Российские немцы. Проблемы истории, языка и современного положения : материалы междунар. науч. конф. М.: Готика, 1996. С. 139–157.
А в архивном документе из ГАРФ, предоставленным Виктором Петровичем, сказано, что в 1812 году в Россию прибыл Jacques Rogon, «учинивший присягу на верность подданству Российскому престолу» в Саратове в 1813 году, родом из местечка Мона. Родился в 1791 г. Скоро у Виктора Петровича выходит новая книга "Земляки поневоле". В книге освещается история пребывания военнопленных Великой армии Наполеона на территории Саратовского края. При этом рассматривается ряд вопросов, связанных с деятельностью административных органов и отдельных лиц по реализации требований военного командования и правительства, определяется уровень отношений пленных с местным населением, реальные события освобождаются от накопившихся мифов и легенд и т. д. В Приложении содержатся поименные списки пленных, оставшихся здесь на жительство.
Огромное спасибо так же Борису Павловичу Миловидову, историку из Санкт – Петербурга, который на мой вопрос ответил следующее:
«В ведомости военнопленных, отпущенных в саратовские колонии (имеется в виду на заработки) по 1 августа 1813 г., указан Жанг Рионг из 53-го пехотного полка. Значится он там французом и находился у колониста колонии Тонкошуровки Иоганнеса Кезлера (РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 32).
В ведомости на 15 февраля вместо него значится Жан Рушу, вся остальная информация совпадает. (РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 85). Вероятно, это один и тот же человек.
В списке пленных, принявших присягу на подданство и объявивших желание водвориться в саратовских колониях (на сентябрь 1814 г.), значится Жан Роонг. Родом он из Франции, католик, из деревни Мона, звания крестьянского, 28 лет, служил в 53-м пехотном полку сержантом 8 лет, холост, на родине в Моне у него есть брат и сестра, читать и писать не умеет, по профессии земледелец (РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 167 об-168). По ведомости о записанных в колонисты бывших пленных, присланной в МВД 14 декабря 1814 г., значится Жак Роонг, указано, что он пожелал записаться в колонисты в колонии Березовке Тарлыцкого округа Камышинского уезда, и записан 23 ноября 1814 г. (РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 199)».
Здравствуйте, можно ли получить информацию об Екатерине Кондратьевне (в девичестве Альбрант)? Родилась в Гримм. Вышла замуж за Рояна Иоахима, который был сыном пленного наполеоновского солдата. Даты их рождения и судьба нам неизвестны. Заранее спасибо.

Аватара пользователя
Schutzer
Постоянный участник
Сообщения: 1288
Зарегистрирован: 07 июн 2011, 20:58
Благодарил (а): 604 раза
Поблагодарили: 1361 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Schutzer » 13 сен 2018, 09:01

muhina.vera2017 писал(а):
29 авг 2018, 08:42
Жан Роонг. Родом он из Франции, католик, из деревни Мона, звания крестьянского, 28 лет, служил в 53-м пехотном полку сержантом 8 лет, холост, на родине в Моне у него есть брат и сестра
На сайте http://www.memoiredeshommes.sga.defense ... &le_id=986
в списках 53-го пехотного полка (восемь томов с 1803 по 1815) Вы можете найти запись о зачислении военнослужащего
в полк, точную дату рождения, имя отца, девичью фамилию матери, родную деревню, год призыва на службу.
В конце каждого тома алфавитный список, это облегчает поиск.
"53e régiment d'infanterie de ligne, 1er vendémiaire an XII [24 septembre 1803]-1er décembre 1808 (matricules 1 à 3 000)."
скан 374
номер 2216 Rouillon Jacques родился 10 сент 1786 года в Mont canton Bracieux département Loir-et-Cher.
Отец Jean Jacques и мать Jeanne Anne Arnoult.
Рост 1м 68см, лицо круглое, лоб низкий, глаза зеленые, нос маленький, рот средний, подбородок круглый, волосы и брови- шатен, особых примет нет.
Прибыл в корпус 1 авг 1807. Призыва 1806 года. Замещает призывника 1808 года Louis Argier? из кантона Bracieux департамента Loir-et-Cher.
В списке кантона под номером 34. Последнее место жительства Bracieux департамента Loir-et-Cher. Профессия ???.
1 авг 1807 зачислен в 4 отделение 1 батальона стрелком. Принимал участие в Кампании 1809 года [в Австрии].
С 6 мая 1811 зачислен гренадером в 4 батальон. Принимал участие в Кампании 1812 года [в России].
Погиб в России в 1813 или попал в плен.
Пометка наискось: Отсутствовал на 14 окт 1816 года.

Вторую строку приписки я не понял.
Фамилия в написании Rouillon читается по-русски примерно Руийон.
Вот деревня Мон https://fr.wikipedia.org/wiki/Mont-pr%C3%A8s-Chambord
Кантон Bracieux в наши дни упразднен https://fr.wikipedia.org/wiki/Canton_de_Bracieux
Последний раз редактировалось Schutzer 15 сен 2018, 09:01, всего редактировалось 3 раза.

Alex T
Постоянный участник
Сообщения: 294
Зарегистрирован: 15 янв 2011, 12:35
Благодарил (а): 235 раз
Поблагодарили: 491 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Alex T » 13 сен 2018, 17:35

В этой теме viewtopic.php?f=15&t=940 я приводил список военнопленных из другого источника.
Взял для примера
Aldag Cord Hinrich (unteroff.) aus Bremervörde; 127. franz. Inf. Rgt. In Gouv. Saratow etabliert, will nicht ins Vaterland zurück.
И точно -есть такой. Родился 16.02.1792, отец- Daniel. Есть, конечно, не соответствие в имени( здесь просто Conrad), но 100% совпадение возраста с поселённым в колонии Мессер и позже перешедшем в Францозен.
Tag/Taach aus Jost/Popovkina, Friedental/Staro-Mirnoe (Armawir)
Strassheim aus Frank, Friedental/Staro-Mirnoe
Felske aus Heimtal/ Wolhynien

Аватара пользователя
Schutzer
Постоянный участник
Сообщения: 1288
Зарегистрирован: 07 июн 2011, 20:58
Благодарил (а): 604 раза
Поблагодарили: 1361 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Schutzer » 11 окт 2018, 16:17

Alex T писал(а):
13 сен 2018, 17:35
В этой теме viewtopic.php?f=15&t=940 я приводил список военнопленных из другого источника.
У меня обратный результат по этому же источнику. http://www.denkmalprojekt.org/2009/vl_1 ... nd_h-j.htm
Hacke Carl aus Mehnen, Minden 3. west. Inf. Rgt. In Saratow Kolonist geworden.
Не нашел такого в списках 3-го полка ни на букву H ни на G.

Alex T
Постоянный участник
Сообщения: 294
Зарегистрирован: 15 янв 2011, 12:35
Благодарил (а): 235 раз
Поблагодарили: 491 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Alex T » 13 окт 2018, 17:07

Schutzer писал(а):
11 окт 2018, 16:17
Не нашел такого в списках 3-го полка
Причина, видимо, в том что это Westfälisches Infanterie-Regiment
Tag/Taach aus Jost/Popovkina, Friedental/Staro-Mirnoe (Armawir)
Strassheim aus Frank, Friedental/Staro-Mirnoe
Felske aus Heimtal/ Wolhynien

Иван 2017
Постоянный участник
Сообщения: 117
Зарегистрирован: 05 июл 2017, 09:02
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 73 раза

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Иван 2017 » 05 ноя 2018, 21:53

Уважаемые участники форума, историк Борис Павлович Миловидов сообщил, что в Ф. 383 Оп. 29. Д. 898 Российского государственного исторического архива хранятся сведения о многих военнопленных войны 1812 года, в том числе, размещённых в поволжских колониях.
Алфавит военнопленных опубликован, но в электронном виде я его не нашёл.

Для своего семейного архива я получил из РГИА 4 листа, где, помимо моего предка Франсуа Шуви/Шувье/Жуви, записаны ещё другие пленные. Привожу перечни фамилий из этих листов.

РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 32. Из ведомости военнопленных, отпущенных в саратовские колонии (имеется в виду на заработки) по 1 августа 1813 г.:
№ / Имена военнопленных / У кого находятся
72. Франц Шуви, 8-го пехотно-егерскаго полка, француз.
73. Жак Отуенг, 8-го пехотно-егерскаго полка, француз.
74. Феликс Гамбле, 30-го пехотнаго полка, француз.
Все трое находятся у колониста колонии Крутояровки Себастьяна Гейли.
75. Гейнрих Леман, 7-го Вестфальскаго пехотнаго полка. Прусак. У колониста колонии Звонарёвки Якоба Герцога.
76. Петер Дик, 11-го егерскаго полка, из Фальца. У колониста колонии Звонарёвки Готлиба Куфельда.
77. Карл Мейгоф (или Нейгоф), 19-го пехотнаго полка из Везеля (?) на Рейне.
78. Людвиг Войдер, 3-го гренадерскаго полка. Голландец.
77 и 78 - у колониста колонии Звонарёвки Конрада Кремера.
79. Жак Рионг, 53-го пехотнаго полка, француз.
80. Габриэль Бирган(с). Служитель при лазаретах. Уроженец города Кёльна на Рейне.
79 и 80 - у колониста колонии Тонкошуровки Иоганнеса Кезлера.

РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 182. Из ведомости о записанных в колонисты бывших пленных, присланной в МВД 12 октября 1814 г.:
№ / № по ведомости, представленной 21 сентября 1814 г. / Имена военнопленных / Где объявили желание быть записанными / Когда состоялось предъявление о записке их
34. 172. Иоганнес Маурер. Саратовскаго уезда Тонкошуровского округа в колонии Тонкошуровке. 3 августа 1814 года.
35. 29. Франц Идерле. Того же уезда и округа в колонии Крутояровке. Того же числа и месяца.
36. 32. Франсоа Жиро. Того же уезда и округа в колонии Тонкошуровке. Того же числа и месяца.
37. 120. Франсоа Жуви. Того же уезда и округа в колонии Крутояровке. Того же числа и месяца.
38. 66. Жан Батист Видо. Того же уезда и округа в колонии Тонкошуровке. Того же числа и месяца.

РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 166 об-167 - на этих листах даны биографические и послужные сведения о разных пленных, не обязательно поселившихся в Поволжье, поэтому подробно не пишу, приводя только перечень имён и фамилий:
Аман Превоа;
Франсоа Жуви;
Михаэль Бух;
Шарль Луи Грандшар;
Жозеф Биас.

Аватара пользователя
Остап Бендер
Постоянный участник
Сообщения: 76
Зарегистрирован: 14 июл 2012, 15:14
Благодарил (а): 75 раз
Поблагодарили: 57 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Остап Бендер » 06 ноя 2018, 11:27

Иван, добрый день.

Меня интересует имя Михаэль Бух.
Какая информация имеется о нем?

С уважением, Иван.
Меня интересуют такие фамилии как:

Bechthold, Seibel, Röhrig, Roth, Reusswig, Raimgen, Littau, Tibelius, Schaubert, Ollenborger, Sartison.

Аватара пользователя
Остап Бендер
Постоянный участник
Сообщения: 76
Зарегистрирован: 14 июл 2012, 15:14
Благодарил (а): 75 раз
Поблагодарили: 57 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Остап Бендер » 06 ноя 2018, 11:30

Иван 2017 писал(а):
05 ноя 2018, 21:53
...
РГИА Ф. 383 Оп. 29. Д. 898. Л. 166 об-167 - на этих листах даны биографические и послужные сведения о разных пленных, не обязательно поселившихся в Поволжье, поэтому подробно не пишу, приводя только перечень имён и фамилий:
Аман Превоа;
Франсоа Жуви;
Михаэль Бух;
Шарль Луи Грандшар;
Жозеф Биас.
Иван, добрый день.

Меня интересует имя Михаэль Бух.
Какая информация имеется о нем?

Заранее спасибо
Меня интересуют такие фамилии как:

Bechthold, Seibel, Röhrig, Roth, Reusswig, Raimgen, Littau, Tibelius, Schaubert, Ollenborger, Sartison.

Аватара пользователя
Schutzer
Постоянный участник
Сообщения: 1288
Зарегистрирован: 07 июн 2011, 20:58
Благодарил (а): 604 раза
Поблагодарили: 1361 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Schutzer » 06 ноя 2018, 13:56

Иван 2017 писал(а):
05 ноя 2018, 21:53
Алфавит военнопленных опубликован, но в электронном виде я его не нашёл.
Смотри сообщение ниже.
Последний раз редактировалось Schutzer 06 ноя 2018, 17:56, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Alexander-57
Постоянный участник
Сообщения: 2277
Зарегистрирован: 07 янв 2011, 12:58
Благодарил (а): 2898 раз
Поблагодарили: 6803 раза

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Alexander-57 » 06 ноя 2018, 15:19

Там на этом сайте, что выше дал наш коллега Schutzer сейчас тоже не все листы уже есть, я в свое время оттуда был скопировал все, правда одного листа с номера 91-105 из 181 персоны у меня тоже нет, так как при копировании мною он отсутствовал уже, ну размещу здесь все может у кого и есть этот лист и добавит нам его тут:
* * *
 Список военнопленных, пожелавших записаться в колонисты
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Лист с номеров 91-105 отсутствует
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
* * *
Александр Миллер, сайты: "История села Шукк" - http://shuck.ucoz.ru/ и http://www.schuk.ru/

viktor 2
Модератор
Сообщения: 6346
Зарегистрирован: 07 янв 2011, 11:42
Благодарил (а): 3647 раз
Поблагодарили: 9556 раз

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение viktor 2 » 06 ноя 2018, 16:25

Alexander-57 писал(а):
06 ноя 2018, 15:19
Лист с номеров 91-105 отсутствует
Изображение
Nelle Harper Lee: "Я не обижаюсь на людей, я просто меняю о них своё мнение"

Иван 2017
Постоянный участник
Сообщения: 117
Зарегистрирован: 05 июл 2017, 09:02
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 73 раза

Военнопленные армии Наполеона в Поволжье

Сообщение Иван 2017 » 06 ноя 2018, 18:12

Остап Бендер писал(а):
06 ноя 2018, 11:27
Меня интересует имя Михаэль Бух.
Какая информация имеется о нем?
№: 121.
Имена: Михаэль Бух.
Какой нации и закона? Из Эльзаса; закона римско-католическаго.
Откуда родом? Из деревни Росвейера.
Из какого сословия тамошних жителей? Из крестьянства.
Сколько есть от роду лет? 24.
В каком войске служил каким званием и долго ли? В 6м егерском полку рядовым солдатом 6 лет.
Холост или женат? Холост.
Кто отец, мать жена или близкие родственники остались? Отец, мать, брат и четыре сестры в деревне Росвейерт.
Знает ли грамоту, языки, науки, мастерства или рукоделия? Читать и писать умеет; земледелец.

Если это Ваш предок, я могу отправить Вам 2 листа на мейл. Остальную информацию можно запросить в РГИА, но отвечать они будут долго (месяцев 6-7). Информацию можно запросить у Бориса Павловича Миловидова. Именно благодаря его помощи я и muhina.vera2017 получили эти сведения.

Ответить

Вернуться в «Страницы истории»