Поволжские немцы и 1 Мировая война

Из истории поволжских немцев.
Аватара пользователя
Alex Brester
Модератор
Сообщения: 1356
Зарегистрирован: 04 янв 2011, 14:45
Благодарил (а): 658 раз
Поблагодарили: 2363 раза

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Alex Brester » 05 янв 2011, 08:16

Многие из колонистов попали на фронт в первую мировую войну. Судьбы многих из них неизвестны.

Тема для обсуждения участия поволжских немцев в 1 мировой войне.




09.03.2017
Коллеги!

Загрузили онлайн-картотеку участников Первой мировой войны! Поиск по немецким фамилиям и населенным пунктам идет на ура, но очень много ошибок - искать не переискать!

Новость

Очень много ошибок по фамилиям! Ищите по губернии, по частям названий населенных пунктов, по-разному. Названия только русские - по немецкому варианту тишина, но можно пробовать.
Абах - Абих
Ит-Идт
Гра - Гроо
Еси -Ессен

И т.д. и т.п.

Аватара пользователя
Константин
Постоянный участник
Сообщения: 7281
Зарегистрирован: 09 янв 2011, 19:45
Благодарил (а): 444 раза
Поблагодарили: 6470 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Константин » 06 янв 2019, 14:14

helsch45 писал(а):
04 янв 2019, 14:11
На сайте http://liart.ru/ru/newinlib/827/ обнаружила интересную книгу" Российские немцы в Первой мировой войне"
Российские немцы в Первой мировой войне [[Текст]] / [сост. Е. Л. Шильдер и др.]. - Москва : [б. и.], 2014. - 244, [1] с., [28] л. цв. ил. ; 30 см см.

Данное издание представляет собой изложение исторических материалов об участии российских немцев, постоянно проживающих на территории Российской империи, в Первой мировой войне.

Авторы поставили перед собой задачу показать роль российских немцев, служивших в разных родах российских войск (флот, авиация, артиллерия, кавалерия). При написании книги использовались данные из личных семейных архивов, архивные материалы, большое количество литературы о Первой мировой войне.

Книга сопровождается большим количеством цветных иллюстраций.

ISBN 978-5-906586-02-5

к сожалению книга в библиотеке только в одном бумажном экземпляре , электронной версии нет. Тираж небольшой. Может есть среди нас счастливчик который уже приобрел эту книгу. Поделитесь впечетлением о книге.
фото с обложкой книги вставить не удалось.
Книга известная. Как у себя найду - выставлю сканы.

Изображение
Ищу: всех Мунц (с.Усть-Грязнуха, с.Каменка, с.Штреккерау), всех Кизнер, Штремель и Якоб (с.Гнилушка), Шмидт и Шехтель из с.Каменка, 1858-1941.

helsch45
Частый посетитель
Сообщения: 47
Зарегистрирован: 15 мар 2018, 00:39
Благодарил (а): 43 раза
Поблагодарили: 33 раза

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение helsch45 » 06 янв 2019, 18:12

может подскажите как её приобрести?

Аватара пользователя
админ
Администратор
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 25 дек 2010, 23:11
Благодарил (а): 1817 раз
Поблагодарили: 32315 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение админ » 06 янв 2019, 18:51

helsch45 писал(а):
06 янв 2019, 18:12
может подскажите как её приобрести?
См. здесь, цена - 850 руб.
Админ

Аватара пользователя
derrik22
Постоянный участник
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 09 сен 2013, 12:14
Благодарил (а): 215 раз
Поблагодарили: 155 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение derrik22 » 04 фев 2019, 05:52

В одной теме здесь на форуме натолкнулся на сообщение, в котором упоминаются списки призывников 1914года. В анкету призывника внесены данные о родителях, жене и детях с годами рождения. Существуют ли такие списки по Новоузенскому уезду, и каком архиве они могут храниться? У меня один прадед из Лауба-Тарлыка погиб в Турции в 1915году, и брат бабушки из Динкеля-Тарлыковки воевал с 1914 года по 1922й (был ранен)
Ищу все о Вульф, Мерк, Николайзен из Динкеля, Герман из Лауб и Фриденгейм. Майер из Куккус

PhilBern
Частый посетитель
Сообщения: 31
Зарегистрирован: 26 ноя 2017, 18:23
Благодарил (а): 5 раз
Поблагодарили: 17 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение PhilBern » 02 май 2019, 14:20

Alex Brester писал(а):
05 янв 2011, 08:16
Многие из колонистов попали на фронт в первую мировую войну. Судьбы многих из них неизвестны.

Тема для обсуждения участия поволжских немцев в 1 мировой войне.

09.03.2017
Коллеги!

Загрузили онлайн-картотеку участников Первой мировой войны! Поиск по немецким фамилиям и населенным пунктам идет на ура, но очень много ошибок - искать не переискать!

Новость

Очень много ошибок по фамилиям! Ищите по губернии, по частям названий населенных пунктов, по-разному. Названия только русские - по немецкому варианту тишина, но можно пробовать.
Абах - Абих
Ит-Идт
Гра - Гроо
Еси -Ессен

И т.д. и т.п.
При исследовании семейного дерева натолкнулся на фамилию "Гитлер".
Задав в поиск на указанном сайте был удивлен, что она была сравнительно распространена в 19 веке.
Бернгард(т)
Гласнер (Класнер)

Аватара пользователя
Константин
Постоянный участник
Сообщения: 7281
Зарегистрирован: 09 янв 2011, 19:45
Благодарил (а): 444 раза
Поблагодарили: 6470 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Константин » 02 май 2019, 14:26

PhilBern писал(а):
02 май 2019, 14:20
При исследовании семейного дерева натолкнулся на фамилию "Гитлер".
Задав в поиск на указанном сайте был удивлен, что она была сравнительно распространена в 19 веке.
Oбычная фамилия. В Пoвoлжье жили Гидлер, Гитлер и Гютлер. Даже в Великую Oтечественную в Краснoй армии вoевал Гитлер.

Гитлер Семен Константинович, 1922 г.р., Звание: красноармеец
в РККА с 1940 года Место призыва: Орининский РВК, Украинская ССР, Каменец-Подольская обл., Орининский р-н Место службы: 73 опулб Тираспольский УР . Награжден медалью За Oтвагу.
Ищу: всех Мунц (с.Усть-Грязнуха, с.Каменка, с.Штреккерау), всех Кизнер, Штремель и Якоб (с.Гнилушка), Шмидт и Шехтель из с.Каменка, 1858-1941.

Надежда Alexx
Постоянный участник
Сообщения: 263
Зарегистрирован: 24 дек 2018, 12:40
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 559 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Надежда Alexx » 14 июн 2019, 19:38

Марина Vollmer,
Марина Vollmer писал(а):
06 янв 2019, 10:42
На сайте https://gwar.mil.ru/heroes/ добавили новые данные! *THUMBS UP*
Я нашла, наконец, где воевал мой прадед Гафнер Пётр Егорович.
Это был 154 пехотный Дербентский полк.
в ГИАНП г.Энгельса Р-306 оп.1-22 2 "Список инструкторов спортцентра Ровненского отделения Увоенкомата" в списках значится: Гафнер Петр, на службе с октября 1919г., м.ж. Моргентау, был в плену. Случайно не ваш родственник?

Марина Vollmer
Постоянный участник
Сообщения: 357
Зарегистрирован: 13 фев 2014, 22:24
Благодарил (а): 363 раза
Поблагодарили: 207 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Марина Vollmer » 21 июн 2019, 17:18

Надежда Alexx писал(а):
14 июн 2019, 19:38
Марина Vollmer,
Марина Vollmer писал(а):
06 янв 2019, 10:42
На сайте https://gwar.mil.ru/heroes/ добавили новые данные! *THUMBS UP*
Я нашла, наконец, где воевал мой прадед Гафнер Пётр Егорович.
Это был 154 пехотный Дербентский полк.
в ГИАНП г.Энгельса Р-306 оп.1-22 2 "Список инструкторов спортцентра Ровненского отделения Увоенкомата" в списках значится: Гафнер Петр, на службе с октября 1919г., м.ж. Моргентау, был в плену. Случайно не ваш родственник?
Спасибо, Надежда.
Мои жили в Крыму.
Hafner, Jehle, Fauth, Hermann, Diete, Schmidt из Симферополя и Розенталя(Крым)
Morast, Weisser из Кроненталя.
Hafner, Nold из Гейдельберга
Hafner из Гросслибенталя
Vollmer, Priess, Warnke с Краснодарского Края.
Vollmer, Roth, Schäfer, Becker из Grimm

Аватара пользователя
Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 03 июн 2016, 14:58
Благодарил (а): 439 раз
Поблагодарили: 515 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Wolgadeut » 24 июн 2019, 12:32

HEMEЦKИE КОЛОНИСТЫ ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЙ РОССИИ, ДЕПОРТИРОВАННЫЕ В ПОВОЛЖЬЕ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Д. Г. Решетов

Первая мировая война, ввергнувшая Россию в пучину экономических и политических потрясений, тяжело отразилась на положении немецкого населения, проживающего на территории империи и в первую очередь в западных губерниях. Изменения, произошедшие здесь, были настолько существенны, что остро вставал вопрос о дальнейшем выживании данного немецкого этноса на российской земле.
Дискриминационная политика в отношении немцев западных губерний начинает проявляться еще до издания известного узаконения от 2 февраля 1915 г. «О ликвидации немецкого землевладения». Уже в конце 1914 г. из-за близости к театру военных действий принудительному выселению подверглись ряд районов Привислинского края (Царства Польского), в которых проживали немцы-колонисты. Они отправлялись под надзором полиции в отдаленные внутренние губернии, в том числе и ряд поволжских.
Так, в ноябре 1914 г. в Самарскую и Саратовскую губернии начинают прибывать первые группы выселенного немецкого населения, преимущественно из Варшавской, Ломжинской, Люблинской и Плоцкой губерний. Сам же процесс переселения в Поволжье немецкого населения западных регионов, изменяясь по форме и интенсивности, растянулся на достаточно длительный период времени.
Положение, в котором находились немцы, выселенные в Самарскую и Саратовскую губернии, существенно отличалось от положения депортированных в другие губернии Поволжья. В Самарской и Саратовской губерниях находилось много немецких колоний — их число достигало 200. И хотя на начальном этапе депортированных размещали как в немецких, так и в русских селениях, тем не менее данный фактор оказывал свое влияние. Уже к марту 1915 г. политика расселения все больше корректируется в сторону немецких колоний.
Прибытие немцев из Привислинского края в Поволжье продолжалось с ноября 1914 по апрель 1915 г. включительно. Их стремились разместить в основном в наиболее крупных селениях. Это объяснялось не столь еще значительным числом прибывших. К июню 1915 г. число депортированных в Саратовскую губернию немцев составляло 1550 человек [1]. Аналогичная ситуация складывалась и в Самарской губернии.
Весной 1915 г., с учетом национального фактора переселенцев, вносятся существенные изменения в политику размещения «привислинских» колонистов во всем Поволжском регионе. Уже с мая 1915 г. начинается процесс их переселения из Астраханской, Казанской, Симбирской, а также Оренбургской губерний в места компактного проживания поволжских немцев. Так, большие группы депортированных первоначально в Астраханскую и Оренбургскую губернии, к августу 1915 г. были перемещены в заволжский город Покровск, откуда распределялись по многочисленным немецким поселениям. Причем этот процесс затянулся, и многие немецкие семьи, не дожидаясь своей очереди отправки, отбывали из Покровска в ближайшие колонии — Рейнгард, Швед, Шталь, Эндерс, Розенгейм и другие — самостоятельно, без разрешения местных властей [2]. Это усложняло расселенческую политику и не давало точного учета. В целом же эти перемещения привели к значительному увеличению численности депортированных немцев в поволжских колониях.
По мере продвижения боевых действий все далее в глубь страны, в ряд внутренних губерний устремился многочисленный поток эвакуированных со своих земель. Уже к началу октября 1915 г. в Саратовскую губернию, согласно донесению местной администрации, прибыло 30 000 человек [3]. Только в Саратове число беженцев к 16 сентября составляло 9790 человек, а к 10 ноября увеличилось до 15 000 [4]. Среди направлявшихся в Поволжье было много беженцев из немецких поселений Волынской губернии. Началась новая волна миграции немецких колонистов из западных губерний, но имеющих уже иной статус. Их переселение не было так четко организовано, как при выселении из польских губерний. Дорога до места назначения занимала намного больше времени, иногда достигая полутора месяцев. Причиной чему было то, что процесс передвижения в Поволжье был практически полностью отдан в руки самих переселенцев.
Волынские немцы стали прибывать в Нижнее Поволжье начиная с сентября 1915 г. В основном это были переселенцы из немецких колоний Новоградволынского и Житомирского уездов. К середине 1916 г. их численность в Саратовской губернии составила 6680 человек [5]. При расселении также стремились использовать «немецкий фактор», т.е. размещали, по возможности, в поволжских колониях.
Наряду с волынскими немцами в Поволжье прибывали и немецкие беженцы из других западных губерний России, в частности, из Радомышльского уезда Киевской губернии, Брест-Литовского уезда Гродненской губернии и других. Но их численность по сравнению с волынскими была крайне незначительной.
В целом число всех немцев из западных регионов, размещенных только в Саратовской губернии, к середине 1916 г. составило 19 890 человек [6]. К сожалению, нет возможности привести аналогичные статистические данные по Самарской губернии, но анализ материалов заволжских колоний показывает, что здесь они были размещены в еще большем количестве. В левобережном поселении Варенбург уже к середине 1916 г. численность немецких колонистов западных губерний составляла 620 человек, продолжая увеличиваться [7]. Прибытие же переселенцев в заволжские немецкие поселения продолжалось до июня 1917 г. [8].
Проблема расселения и обустройства немцев из западных губерний затрагивала практически всю вертикаль государственной власти. На самом начальном этапе всеми вопросами выселенных в Поволжье немцев ведал департамент полиции, фактически приравняв их к военнопленным. Однако уже к марту 1915 г. эти перегибы были устранены, уровень участия департамента полиции в делах «привислинских» немцев значительно снизился, уступая место другим учреждениям. Ответственность перед Министерством внутренних дел за решение этого вопроса была полностью возложена на губернскую администрацию. Основная же, реальная работа была связана с Всероссийским земским союзом — его уездными и местными комитетами, в компетенцию которых входили все вопросы обустройства переселенцев, с момента принятия их от приемных комиссий железнодорожных станций [9].
Огромную помощь в расселении и обустройстве немецких беженцев, прибывающих из западных губерний, их финансовой поддержке, оказывал Комитет Ее Императорского Величества Великой княгини Татьяны Николаевны — его уездные отделения, состоящие под началом уездных предводителей дворянства и земского управления. Размещенные первоначально в городах немцы находились полностью на попечении «Татьяпинского комитета» [10].
Перед размещенными в немецких колониях Поволжья не стояло языковой проблемы, что, надо признать, было немаловажным в вопросе их адаптирования к совершенно новым условиям. Но на другие национальные особенности не обращалось внимания. Так, конфессиональная принадлежность никогда не являлась фактором, определявшим размещение немецких поселенцев западных губерний в Поволжье. Прибывшие были преимущественно лютеранского вероисповедания, но селили их как в протестантских, так и католических колониях, что, конечно, создавало определенные сложности. Например, в католических поселениях Мариенталь и Герцог проживали соответственно 89 и 70 переселенцев лютеранского вероисповедания [11].
Размещали немецких колонистов западных губерний как в домах местных жителей, так и в общественных зданиях, находящихся в селениях. Распространенным явлением в поволжских колониях было их временное селение в школьных зданиях. При этом сельские правления колоний возбуждали ходатайства перед губернатором о прекращении занятий в школе [12]. Так, на совещании председателей местных комитетов Земского союза Тонкошуровского района было принято решение об окарауливании «достаточным количеством лиц» школьных помещений, в которых размещались депортированные немцы, как отмечалось, с «целью наблюдения за порядком и во избежание пожаров» [13].
Государством на содержание переселенцев отводилось специальное денежное пособие. Сумма и принцип его выдачи за годы войны претерпели значительные изменения. Первоначально прибывшим из Привислинского края оно рассчитывалось на основе месячной нормы продуктов питания, необходимых для потребления. Сумма данного пособия, выплачиваемого в Саратовской губернии в 1915г., составляла 2 рубля 65 копеек на человека в месяц [14].
Понятно, что этих денег было крайне недостаточно для выживания на совершенно новом месте. Особенно остро это касалось нетрудоспособных — престарелых, инвалидов, вдов с малолетними детьми, лишенных возможности заработков. Такие существовали за счет благотворительности поселян, их частных пожертвований. Однако выплата даже этого небольшого пособия не всегда проходила в соответствии с требованиями. Размещенные в селении Ней-Урбах, согласно донесению сельского правления, долгое время вообще ничего не получали «ни от местного комитета, ни от общества, ни от частных лиц» [ 15].
В начале марта 1916 г. регламентируется положение о беженцах, согласно одному из пунктов которого вводится понятие посемейного пайка, распространяемого и на немецких поселенцев западных губерний. В соответствии с ним на содержание в день отводится 15-20 копеек, т.е. 4,50-6 рублей в месяц на человека. Причем в полном размере он выдавался лишь на 4 членов семьи, на остальных — в половинном [16].
Положение, в котором находились в поволжских селениях немцы из Волынской губернии, отличалось от положения выселенного немецкого населения Привислинского края. Разница, в первую очередь, касалась социально-правовой стороны. Волынские немцы, прибывавшие в Поволжье, подпадали под действие положения о беженцах, статус которых был определен законом от 30 августа 1915 г. [17]. В соответствии с этим они сразу по прибытии получали беженский паек, сумма которого составляла 25 копеек в день, т.е. 7 рублей 50 копеек в месяц, что было почти в три раза больше выдаваемого немцам из Царства Польского в 1915 г. И хотя в конце 1915 г., согласно директиве товарища министра внутренних дел Плеве, все немцы-колонисты уравнивались в правах с остальными беженцами, а 2 марта 1916 г. МВД были утверждены «руководящие положения по устройству беженцев», не делавшие никаких различий, тем не менее на местах в Поволжье всегда сохранялось различное отношение к немцам, административно выселенным, и немцам-беженцам. Это касалось финансовой стороны, полицейского контроля. Так, семьям призванных на войну, депортированным из Привислинского края, долгое время не выдавалось пособие согласно закону от 25 июля 1912 г. И хотя формально оно выплачивалось, как и местным поселянам, однако затем его сумму удерживали из стоимости продовольственного пособия (посемейного пайка) [18]. Осенью 1915 г. было проведено обследование и были вскрыты эти несоответствия законам. Тем не менее на местах подобная практика продолжалась вплоть до мая 1916 г. [19].
Наиболее сложным был вопрос обеспечения прибывшего населения работой. Среди размещенных в Поволжье немецких колонистов западных губерний представители ремесленных профессий встречались редко. Из 138 поселенных в колонии Мессер только пять человек владели ремеслами, в колонии Динкель приходился один ремесленник на 144 поселенных, в колонии Лауве из 110 переселенцев владели ремеслами двое [20]. В основном это были ткачи, сапожники, корзиночники. Но даже они не всегда могли найти себе работу, так и не сумев до конца вписаться в систему местных кустарных промыслов.
Основная же масса прибывших являлась земледельцами. Весной — летом они были заняты работой на полях, нанимаясь к более состоятельным поселянам, использовались на подсобных работах. Как показывают имущественные обследования, регулярно проводившиеся в поволжских селениях, они не могли самостоятельно вести хозяйство из-за тяжелого материального положения: не имели ни своего сельхозинвентаря, ни тягловой скотины, ни тем более материальных возможностей для аренды [21].
Оплата труда колебалась в течение года, достигая наивысшей отметки в августе. Но даже в «горячее время» работы в поволжских колониях не всегда хватало на всех. В поселении Розенталь из 220 размещенных здесь было привлечено к различным работам в августе 1918 г. лишь 35 человек, что составляло менее 50% от трудоспособных переселенцев [22]. В результате была распространена поденная работа, оплата за которую составляла не более 60 копеек.
Вопрос обеспечения работой со временем все более усложнялся. В чем же была причина? Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Видимо, здесь присутствовал целый комплекс проблем различного характера, связанный как с развитием поволжских немецких поселений в годы первой мировой войны, так и с самими переселенцами.
Необходимо учитывать экономическое ухудшение жизни колоний, связанное с общей ситуацией в стране. Реквизиции и обязательные поставки для нужд армии сельскохозяйственной продукции по утвержденным ценам, увеличение налоговых тягот, введение твердых цен на хлеб и многое другое приводили к уменьшению доходности хозяйств колоний, сокращению общих объемов посевных площадей. Например, в поселении Эндерс население отказалось от труда немецких переселенцев ввиду того, что площадь посевов под яровые была значительно уменьшена, и не требовались посторонние силы [23].
Помимо этого, немцы западных губерний были не единственными переселенцами в поволжских селениях. Здесь присутствовали беженцы польской, литовской, украинской национальностей. В поселении Куттер па 21 поселенного немецкой национальности приходилось 87 литовцев [24]. К тому же поволжские колонисты могли использовать труд военнопленных австрийцев и германцев. Оплата труда военнопленных была значительно, в два-три раза, ниже оплаты русским подданным, что было немаловажным для местных поселян. Все это оказывало влияние на рынок рабочей силы внутри колоний. Здесь также следует добавить, что и до войны поволжские колонии больше испытывали недостаток в земле, чем нехватку рабочих рук.
Наконец, существовала еще одна причина, но иного характера, уже непосредственно связанная с немецкими переселенцами, психологией людей, лишь на время оказавшихся вдали от своей родины. Выдача денежных пособий не вызывала у них желания работать в чужих селениях, когда все в конечном счете должно было завершиться возвращением в места прежнего проживания. В частности, уездные комитеты Земского союза старались обеспечить работой переселенцев, владеющих ремеслом, пытаясь создать ткацкие мастерские, предлагая подряды на пошивку солдатских сапог и др. Однако это не нашло сколько-нибудь существенного отклика в их среде, хотя они и были лишены такой возможности внутри колонии [25]. Аналогичная ситуация складывалась и с землепашцами. В целях стимулирования их к работе, в летний период трудоспособным переселенцам прекращали выплату пособия [26].
Но в целом материальное положение немцев из западных губерний, размещенных в Поволжье, было крайне тяжелым. Его улучшению, помимо пособий, служила возможность получения так называемых «американских денег». Большое количество денежных переводов из Америки было адресовано в немецкие колонии западных губерний от переселившихся родственников. Но из-за невыдачи по месту назначения они были возвращены в Петроград. Чтобы не возвращать деньги за границу и зная плохое положение немецких переселенцев в Поволжье, на заседании правительства в октябре 1915 г. было принято решение о выдаче денег по их новому месту жительства [27].
Общее ухудшение экономической ситуации в стране не замедлило сказаться на положении переселенцев. В марте 1916 г. Особым совещанием по устройству беженцев сметы на содержание были сокращены на 10% [28]. Причем уменьшалась не сумма пособия, а количество получающих. Эта тенденция получила свое дальнейшее развитие, и в апреле 1916 г. было принято решение о сокращении беженского пособия немецкому населению на 50% от общего числа колонистов [29]|.
Неудовлетворенность условиями существования подталкивала немецких беженцев к попыткам возврата на родину. Обеспокоенное командование Юго-Западного фронта регулярно уведомляло о строжайшем запрете самовольного переселения немцев, с требованиями к администрации губерний принятия мер к «фактическому удержанию населения на местах» [30]. Хотя данные попытки не носили массового характера и скорее были исключениями. Тем не менее факты — самовольное возвращение больших групп беженцев галичан из Астраханской губернии на Полтаву, о чем телеграфировал генерал Брусилов, встревожили уже и МВД [31]. Обеспокоенность этим вопросом заставляла вырабатывать в отношении беженцев немецкой национальности более жесткую политику.
Уже весной 1916 г. из МВД начинают исходить положения об облегчении беженцев « преимущественно русской национальности» [32]. В соответствии с этим в течение 1916 г. губернская администрация, земства меняют направленность своей политики в проводимых мероприятиях. Это, в частности, касалось вопросов денежных выплат, где преимущество отдается «русской национальности». За немецкими переселенцами начинают вести более строгий надзор. И логическим завершением явилось принятое в августе 1916 г. решение, согласно которому все немцы западных губерний, прибывавшие в Поволжье в разное время и имевшие различный статус, считались административно-выселенными категориями населения, подлежали более строгому полицейскому контролю и полностью лишались денежного пособия — посемейного пайка [33]. Данная политика носила ярко выраженную антинемецкую направленность, так как беженцы других национальностей, размещенные в поволжских колониях (латыши, поляки), в правовом отношении были фактически приравнены к русскому населению.
Только после февральской революции немцы западных губерний, размещенные в Нижнем Поволжье, были уравнены в правах с остальными беженцами. В апреле 1917 г. им были восстановлены выплаты посемейного пайка, с частичной компенсацией — с января по апрель 1917 г. [34]. Стало возможным создать комитеты помощи беженцам немецкой национальности. Так Саратовской евангелическо-лютеранской церковью Святой Марии уже в марте 1917 г. было образовано общество помощи беженцам евангелического исповедания [35].
Ситуация вокруг вопроса о возвращении немецких колонистов западных губерний начинает меняться после февральской революции. Отмена многих дискриминационных законов и постановлений в отношении немецкого населения страны понималась многими из них как возможность свободного переезда на родину. В этой связи в поволжских колониях отмечалось их повышенное стремление к возврату в места прежнего проживания, на что сразу отреагировали военные власти фронтов, требуя принятия всяческих мер к прекращению обратного движения колонистов. Придавая этому вопросу крайне важное значение, Особое совещание по устройству беженцев уже 2 мая 1917 г. обратилось к губернским комиссарам с требованием принять все зависящие меры к прекращению беспорядочного передвижения в прифронтовую полосу [36].
Однако после рассмотрения данного вопроса Временным правительством циркуляром от 24 мая 1917 г. было дано разрешение на возвращение ранее депортированных немцев [37], носившее больше декларативный характер, поскольку эти территории в тот момент были оккупированы германскими войсками, а кроме того, не была решена и финансовая сторона перевозок. А несогласованность этого вопроса с командованием фронтов, позиция которых полностью противоречила постановлению Временного правительства, в конечном итоге свели на нет принятое решение.
Уже в июле 1917 г. из Петрограда в губернии вновь поступают циркуляры, запрещающие перемещение в западные губернии. По требованию военных властей железным дорогам было воспрещено принимать их к отправлению в район военных действий. Продолжается политика удержания беженцев немецкой национальности на местах.
Тем не менее эти меры мало что изменили — тенденция самовольного возвращения продолжала развиваться в течение всего лета. Не смогло переломить ситуацию и то, что данная проблема с августа 1917 г. являлась предметом обсуждения на самом высоком уровне в Петрограде. Главной причиной было значительное ухудшение к этому времени экономического положения депортированных колонистов. Так, продовольственная комиссия Чрезвычайного Земского собрания Самарской губернии, обсудив 17-18 августа 1917 г. вопрос о беженцах в связи с «надвигающимся продовольственным кризисом», предложила организовать свободный и легкий переезд в другие урожайные губернии всем переселенцам, без различий и ограничений [38]. Таким образом, реальное удержание населения на местах становилось не только трудной задачей, но и опасной.
После октябрьских революционных событий, а особенно после заключения перемирия на русско-германском фронте, начинает меняться и официальная позиция. Здесь главную роль играет командование фронтов, каждое по отдельности принимавшее решение в вопросе возвращения. Уже в конце ноября 1917 г. на поданное немцами-колонистами Волынской губернии прошение о разрешении вернуться обратно в их колонию, командование армиями Юго-Западного фронта разрешило ходатайствовать о возвращении обратно тем из немцев-колонистов, родственники коих находятся или находились в действующей армии или были участниками прошлых кампаний, а также колонистам-меннонитам голландского, датского и швейцарского происхождения [39]. Подобные решения были приняты и командованиями других фронтов.
С февраля 1918 г. начинается уже существенный отток немцев из Поволжья, на первом этапе — высланных из Царства Польского. Последним толчком к этому послужил приказ главноверха 10 февраля 1918 г. с объявлением о прекращении войны и демобилизации. И уже с середины февраля 1918 г. ответственные за это учреждения начинают выдавать «Удостоверение для проезда на родину» [40]. Возвращение же немцев и Волынскую губернию, из-за напряженности на Юго-Западном фронте, началось с мая 1917 г., но достаточно интенсивно.
Не все, конечно, проходило здесь слаженно и четко. Например, политика Центрального исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов в этом вопросе была очень неоднозначна и противоречила многим решениям, принятым командованиями фронтов: то полностью запрещая переселение, то стараясь поставить его в определенные ограничительные рамки [41]. Однако реальной возможности к удержанию населения на местах не было. Так, по постановлению народного Комиссариата внутренних дел в феврале 1918 г. была прекращена выдача денежных пособий эвакуированному населению [42]. Что в свою очередь приводило к возникновению напряженности в отношениях с местными поселянами. В поволжских колониях отмечались даже случаи выселения из-за неуплаты. Все это делало возврат на родину, в свои колонии, одной из возможностей дальнейшего выживания немцев западных губерний.
Уже к июлю 1918 г. значительная часть колонистов западных губерний, в среднем около 50%, покинула поволжские селения [43}. Сам же процесс возвращения на родину был остановлен развернувшейся гражданской войной, когда официально всякое передвижение немцев запрещалось. Однако самовольное возвращение все же продолжалось. Определенная, хоть и крайне незначительная их часть не покинула поселения, по различным причинам оставшись здесь на жительство, влившись в число поволжских немцев.
Политика царизма в отношении немецкого населения страны не была продиктована государственными интересами России. Правительство стремилось ликвидировать свои просчеты в военно-политической и социально-экономической сферах путем разыгрывания национальной карты, тем самым расписываясь в собственной несостоятельности. Однако реализация данного курса сильно ударила по гражданам немецкой национальности не только в этико-моральом, но и экономическом отношении. За короткий период времени немецкие колонисты из западных окраин России превратились из прежних хозяев в «переселенческий элемент» — людей без земли, без постоянных занятий и без определенного будущего.
http://genealwolgadeutsch.forum24.ru/?1 ... 1268659784
Ищу данные из Колонии Эндерс/Усть-Караман
https://ustkaraman.ucoz.net/
https://dorf-enders.de.tl/

elviramadigan53
Постоянный участник
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 25 дек 2016, 20:18
Благодарил (а): 451 раз
Поблагодарили: 96 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение elviramadigan53 » 25 июл 2019, 08:06

к. ГЛАРУС
Мой дед Зейберт Юлиус Яковлевич, 1891 г. рожд., участник Первой Мировой войны.
Получила его "дело", из которого узнала, что он с 1914-1918 гг. находился в Германии в плену.
Затем вернулся домой. В 1938 г. был арестован, его военный билет отобрали, дали 8 лет лагеря
(данные на этот период не сочли нужным сооющить).

Viki
Постоянный участник
Сообщения: 413
Зарегистрирован: 22 янв 2011, 18:37
Благодарил (а): 404 раза
Поблагодарили: 401 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Viki » 25 июл 2019, 12:57

Эльвира, а куда вы обращались, чтоб получить "дело" вашего Зейберт Ю.Я. как участника Первой мировой войны ?

Аватара пользователя
Константин
Постоянный участник
Сообщения: 7281
Зарегистрирован: 09 янв 2011, 19:45
Благодарил (а): 444 раза
Поблагодарили: 6470 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение Константин » 25 июл 2019, 13:10

Viki писал(а):
25 июл 2019, 12:57
...а куда вы обращались, чтоб получить "дело" вашего Зейберт Ю.Я. как участника Первой мировой войны ?...
Выше указанo - из дела 1938 г. Из архива ФСБ.
Ищу: всех Мунц (с.Усть-Грязнуха, с.Каменка, с.Штреккерау), всех Кизнер, Штремель и Якоб (с.Гнилушка), Шмидт и Шехтель из с.Каменка, 1858-1941.

elviramadigan53
Постоянный участник
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 25 дек 2016, 20:18
Благодарил (а): 451 раз
Поблагодарили: 96 раз

Поволжские немцы и 1 Мировая война

Сообщение elviramadigan53 » 25 июл 2019, 14:54

Viki! Я обращалась в Управление ФСБ России
по Саратовской области
ул. ВОЛЬСКАЯ, д. 77
г. Саратов, 410600

Ответить

Вернуться в «Страницы истории»