30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Репрессии в отношении российских немцев в Российской империи и СССР (кроме депортации в 1941 г.).
Наталия
Постоянный участник
Сообщения: 5431
Зарегистрирован: Пт янв 07, 2011 6:55 pm
Благодарил (а): 9695 раз
Поблагодарили: 20431 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Наталия » Вс окт 30, 2011 5:54 pm

Изображение

Памятник жертвам политических репрессий в СССР: камень с территории Соловецкого лагеря особого назначения, установленный на Лубянской площади в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября 1990 г. Фото 2006 г.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C4%E5%ED% ... 1%F1%E8%E9
Интересуют:
- Schmidt aus Susannental, Basel
- Oppermann(Obermann), Knippel aus Brockhausen, Sichelberg
- Sinner aus Schilling,Basel
- Ludwig aus Boregard
- Weinberg aus Bettinger
- Schadt aus Schilling
- Krümmel aus Kano,Basel,Zürich
- Hahn aus Glarus

Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 162
Зарегистрирован: Пт июн 03, 2016 12:58 pm
Благодарил (а): 257 раз
Поблагодарили: 338 раз

Re: 30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Wolgadeut » Ср окт 11, 2017 3:33 pm

Актеры заговорят на старонемецком
В День памяти жертв политических репрессий в Северном драматическом театре состоится премьера спектакля «Папин след» по повести Гуго Вормсбехера «Наш двор»

 
Репертуар Северного драматического, по словам главного режиссера театра, давно нуждался в спектакле о маленьком человеке гражданской тематики. - Спектакль «Папин след», - отмечает Константин Рехтин, - это попытка перевести на язык сцены гениальную повесть Гуго Вормсбехера, рассказывающую о трагической судьбе одной из многочисленных семей российских немцев, подвергшихся репрессиям в 1941-42 годах. За историей этой семьи – история целого народа, порядочных, честных, трудолюбивых людей, преданных своей Родине, народа, оказавшегося в силу политических катаклизмов без вины виноватым.

Непростой литературный текст сопровождают скромные декорации. Многоуровневые прозрачные кулисы, чурбачки, которые олицетворяют мебель ссыльных и лесоповал. Главным элементом декорации становится огромный сугроб, в нем кроются следы людей и им принадлежащие предметы, через которые раскрываются отдельные человеческие судьбы. Сюжет спектакля строится на воспоминаниях маленького 4-летнего Фрицика: он потерял всех родных и, вспоминая своих родителей, сестер и братьев, пытается воскресить их в своем сознании. След репрессированного отца, сосланного в трудовой лагерь, что он находит в финале, как символ воскрешения целого народа. Эта непростая роль станет дебютом для молодого актера Максима Цыбанюка, выпускника Алтайского государственного института культуры, пополнившего труппу в новом сезоне. По задумке режиссера, передавать образ того или иного героя актеры будут без грима. Даже дед Семеныч, в которого перевоплотится Василий Кулыгин, предстанет перед зрителем без седой бороды. По режиссерскому замыслу, в некоторых сценах спектакля актеры заговорят на старонемецком языке. Он сохранился в нашей этнической деревне Литковке. Кстати, уроки и консультации актерам давала одна из коренных сельских жительниц. Чтобы зритель понимал, о чем в этот момент на сцене идет речь, вверху появится бегущая строка с переводом.

В премьерной постановке задействовано 10 актеров. Некоторым из них предстоит сыграть сразу несколько ролей. К примеру, Валерия Захарчук за час действа перевоплотится в немецкую девочку Эльзу, почтальонку тетю Дашу, тетю Иду и Метель. Ольга Горбунова сыграет директора детского дома, Метель, Ивановну - жену деда Семеновича, который решит судьбу сироты.Премьера спектакля состоится 30 октября – в День жертв политических репрессией. Возможно, новая постановка позволит нам лучше узнать причину недавних массовых миграций сибирских немцев на этническую родину.

ФОТО: Тарское Прииртышье / Дмитрий Юшкевич http://www.tp-tara.ru/item.asp?id=11836

Аватара пользователя
Надежда Пенкевич
Постоянный участник
Сообщения: 331
Зарегистрирован: Вс авг 12, 2012 4:58 pm
Благодарил (а): 3160 раз
Поблагодарили: 1851 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Надежда Пенкевич » Пн окт 30, 2017 9:16 am

Сегодня мой кузен из Франкфурта - на - Майне, Виктор Гергенредер - поэт, прозаик, певец, Лауреат Премии и Золотой медали Василия Шукшина, прислал мне свой стих, посвящённый этой дате. В нём он выражает всю боль поколений за свой многострадальный народ.

" Нас немцами звали от слова: "немой".

Кто я и откуда? – Резонный вопрос!
Рождён на Урале., в Сибири я рос.
Певец из народа, безродных кровей,
Но очень горжусь родословной своей.

Отец мой был немец – безропотный раб,
В неволе рождённый. Советский сатрап
По имени Сталин его воспитал,
Он страх с молоком материнским впитал.

Не детские с детства я слышал слова:
«Трудармия», «зона», «сироты», «вдова».
Немецкие песни под вой стариков
Я не позабуду во веки веков...

Тем бабкиным сказкам про землю и дом
В далёком Поволжье внимал я с трудом.
А позже - об этом я думал не раз -
О родине малой был бабкин рассказ!

Но Родины, бедная, не дождалась:
Пришедшая новая Власть или Мразь
Взамен предложила -до лучших времён -
Для немцев военный степной полигон...

Не в силах такую обиду стерпеть
И пьяную чушь – президентскую бредь,
Покинули немцы Сибирь и Урал.
Народ приобрёл то, что он потерял

На Родине предков... Вернулся Народ!!!
Вполне позитивным быть мог бы исход.
Но, как ни была б моя правда груба,
Сидит глубоко в нас личинка раба.

Нас немцами звали от слова «немой».
И даже когда мы вернулись домой -
В Германии также, как рыбы, молчим.
С досады в душе на себя мы кричим!

И здесь нас пытаются в рамках держать...
Доколь земляки будут нас унижать?
Пора заявить, кем мы были, кто есть,
Что помним, что значат – «достоинство», «честь»!!!

Wolgadeut
Постоянный участник
Сообщения: 162
Зарегистрирован: Пт июн 03, 2016 12:58 pm
Благодарил (а): 257 раз
Поблагодарили: 338 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Wolgadeut » Пн окт 30, 2017 1:16 pm

«От Советов ничего не надо». Как репрессии коснулись архангельских семей
Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 25/10/2017
http://www.arh.aif.ru/society/people/ot ... skih_semey
30 октября - День памяти жертв политических репрессий
Изображение

«Мой дед Константин Ротермель с бабушкой Амалией Карловной жили в Поволжье, в селе Пекордорф Маркштадтского района Саратовской области, - рассказала «АиФ» Татьяна Сергеевна. - Они проживали с многочисленными родственниками в большой усадьбе, имели два дома - летний и зимний, у них было много земли, маслобойка. Бабушка вышла замуж за дедушку Костю, он сначала был женат на сестре бабушки, у них родилось двое детей, а потом сестра умерла, и он женился на бабушке, и у них ещё двое детей родилось»
PS.хотелось бы скрытым техтом как раньше под +,но окно что было раньше сейчас отсутствует =и много мест занимает и не стал много из техта Наталья Попова копировать дальше = прошу помощи от модераторства
( селе Пекордорф Маркштадтского района надо видемо подразумеевать как Беккердорф

(Сейчас с. Березовка) )

viktor 2
Модератор
Сообщения: 4929
Зарегистрирован: Пт янв 07, 2011 8:42 am
Благодарил (а): 3215 раз
Поблагодарили: 7659 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение viktor 2 » Сб ноя 04, 2017 7:26 am

Карлаг НКВД
https://ok.ru/video/340567790045
Nelle Harper Lee: "Я не обижаюсь на людей, я просто меняю о них своё мнение"

Аватара пользователя
Надежда Пенкевич
Постоянный участник
Сообщения: 331
Зарегистрирован: Вс авг 12, 2012 4:58 pm
Благодарил (а): 3160 раз
Поблагодарили: 1851 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Надежда Пенкевич » Сб ноя 04, 2017 7:55 pm

ЖЕНСКАЯ ТРУДАРМИЯ.
...Oсенью 42-го разнеслась тревожная весть, что в страшные лагеря будут отправлять и немецких женщин. Подтвердившись, это известие вызвало настоящий шок. С ужасом в сердце женщины представляли себе, как оставят своих детей на произвол судьбы. Не на день, не на месяц, а на годы. Может быть, навсегда... Детей оставляли престарелым родителям – если они, конечно, были. Пристраивали к родственникам, навязывали женщинам, имевшим детей до трех и не подлежавшим «мобилизации». Некоторых детей забирали к себе сердобольные русские, казахские и украинские соседки, благо их никуда не забирали. Многие оставались на попечении старших братьев и сестёр, которым и было-то всего по десять-двенадцать лет. Тех, кто оставался совсем без присмотра, определяли, в так называемые, колхозные «детдома». ...Прощаясь, матери предчувствовали: не всем им суждено будет свидеться со своими детьми. Либо погибнут они сами, либо не выживут дети. Поэтому прощались навсегда, едва надеясь на встречу. Но даже тогда никто подумать не мог, что возвращения придется ждать столько лет. Некоторые из этих женщин, мучениц сталинско-бериевского режима, который дошёл до такой степени нравственного падения, что объявил войну беспомощным женщинам и детям, еще живы. Матери и чудом выжившие дети свидетельствуют за себя и за тех, кто стал жертвой этой постыдной «войны». Семья Гильды Браймаер из Фрунзе была переселена из Крыма в Карасуйский район Джамбульской области.
В январе этого года мы отметили ещё одну трагическую дату – 75-летие трудармии российских немцев. В начале 1942 г. мужчины в возрасте от пятнадцати до 55 лет и женщины от шестнадцати до 45 лет, у которых дети старше трех лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название трудармии. В октябре 1942 г. было объявлено о «дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР». В соответствующем постановлении Госкомитета Обороны говорилось: «…Провести мобилизацию в рабочие колонны на все время войны также женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно. Освободить от мобилизации женщин-немок беременных и имеющих детей в возрасте до трех лет. Имеющиеся дети старше трехлетнего возраста передаются на воспитание остальным членам данной семьи. При отсутствии других членов семьи, дети передаются на воспитание ближайшим родственникам или немецким колхозам. Установить уголовную ответственность немцев, как за неявку по мобилизации на призывные или сборные пункты, так и за самовольное оставление работы или дезертирство из рабочих колонн...» Как это выглядело на практике, описал Герхард Вольтер в своей книге «Зона полного покоя». В начале 1942 г. у них, как и повсюду, забрали в «трудармию» мужчин, а через несколько месяцев очередь дошла и до женщин. Детей старше трех лет, у которых забрали матерей, пришлось определить к кому и как попало. Гильде оставили шестерых – без еды, раздетых и разутых. – «Дорога до самого Карасу, – вспоминала она, – была мокрая от слёз. Минуты расставания с детьми невозможно передать. Сердце разрывалось при виде детских ручонок, вцепившихся в матерей. Последние объятия и поцелуи на околице аула, истерический плач и причитания, долгие прощальные взмахи рук... Расставались навсегда, ведь уходили женщины в полную неизвестность. Куда? На сколько лет забирают? Никто не знал. Нет, такое забыть нельзя! До сих пор стоят эти сцены перед моими глазами... Прошёл почти год, и картина повторилась, – продолжала Гильда. – Теперь брали всех оставшихся женщин – даже тех, у кого были дети младше трех лет». Гильде, поскольку она всё равно оставалась, как «многодетная» мать – добавили ещё троих. Всего их стало десятеро. Как жить будут, в тот момент никто не думал: горе расставания поглотило все другие мысли и чувства. Но случилось чудо. Через несколько дней женщины из этой партии «мобилизованных» вернулись назад. Они и рассказали о том, что произошло.
Всю дорогу от райцентра не просыхали женские слезы. Матери понимали: нельзя сидеть сложа руки, надо что-то делать. Хотя бы потребовать, чтобы разрешили взять детей с собой. В райвоенкомате выслушали их смешанные со слезами мольбы, но, не дрогнув, продолжали своё чёрное дело. Слушать в Джамбуле было вообще некому: начальников много, и всем – недосуг. Беспомощность, отчаяние и обида за вопиющую несправедливость слились в один нервный ком, требовавший выхода. С приближением роковой минуты отъезда, пружина душевного напряжения сжалась до предела. И когда раздался гудок паровоза, а вагоны тронулись с места, эшелон в один голос взвыл отчаянным приступом женских рыданий. На погрузочной площадке и на подводах, доставивших женщин из районов, все оцепенели, не сразу поняв, что произошло. Поезд резко затормозил и остановился. Через минуту раздался ещё один, более долгий сигнал, но и он потонул во всеобщем женском крике. Женщины с плачем начали покидать вагоны, прыгая с высоты на насыпь и убегая прочь. Некоторые тут же становились на колени, воздев руки к небу для молитвы. Это был порыв безумного отчаяния и праведного гнева. Через некоторое время последовала команда: «женщины, дети которых не достигли трехлетнего возраста, могут вернуться домой». С той же станции, из Джамбула, отправляли в «трудармию» мужчин, а затем и женщин из немецких сёл Таласской долины Киргизии – Ленинполя и Орловки. – «Мы в апреле 1942-го до Джамбула восемьдесят километров пешком отшагали, – вспоминал Теодор Герцен, летописец и примечательная личность Орловки. – А «мобилизованных» женщин осенью на подводах отвозили. Потом нам рассказывали, что творилось перед сельсоветом в момент прощания. Навзрыд плакали и матери, и дети, и провожающие. Такого Орловка не видела за все годы своего существования. Было страшнее, чем на похоронах. Эмма, жена Якова Дика, так и умерла на подводе, не смогла пережить расставания с тремя своими детьми. Яков тоже не вернулся, погиб на стройках «Челябметаллургстроя». Их дети выросли сиротами. …
Весной 1943-го поступила разверстка на новые «немпоставки» государству. Резервы были исчерпаны, поэтому выполнять ее стали за счет произвольного сокращения призывного возраста – для юношей до четырнадцати и для девушек до пятнадцати лет. Надзирающие органы стали особенно пристально отслеживать, как подобных подростков, так и малюток, едва выползших из колыбели. Вплоть до 1944 г. немецкие мальчики и девочки «критических» возрастов, а также матери младенцев оставались единственным резервом для пополнения сильно поредевших (в результате невиданно высокой смертности.) «трудармейских» рядов. Как только ребёнку исполнялось три года, оно тут же лишалось своей матери-кормилицы. Ни один из многочисленных советских народов не был подвергнут такой «зачистки» в годы войны, такого «мобилизационного» внимания, как российские немцы…
Из книги Герхарда Вольтера «Зона полного покоя».

Elena Diesendorf
Постоянный участник
Сообщения: 344
Зарегистрирован: Вс окт 25, 2015 10:46 pm
Благодарил (а): 702 раза
Поблагодарили: 717 раз

30 октября в России - День памяти жертв политических репрессий

Сообщение Elena Diesendorf » Сб ноя 04, 2017 8:09 pm

Надежда Пенкевич писал(а):
Сб ноя 04, 2017 7:55 pm
В январе этого года мы отметили ещё одну трагическую дату – 75-летие трудармии российских немцев. В начале 1942 г. мужчины в возрасте от пятнадцати до 55 лет и женщины от шестнадцати до 45 лет, у которых дети старше трех лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название трудармии. В октябре 1942 г. было объявлено о «дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР». В соответствующем постановлении Госкомитета Обороны говорилось: «…Провести мобилизацию в рабочие колонны на все время войны также женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно. Освободить от мобилизации женщин-немок беременных и имеющих детей в возрасте до трех лет.
В начале 1942 г. моей маме было 13 лет , когда её вместе с больной матерью мобилизовали в рабочие колонны в Эвенкию на рыбный промысел . Там они , голодные и полураздетые, под прицелом автоматов , в 50-ти градусный мороз долбили лёд на озере , добывали рыбу и соль для фронта.
Даже и 16-ти не стали дожидаться.... Выжили там единицы.

Ответить

Вернуться в «Политические репрессии»