Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Из истории поволжских немцев.
Лемдяев
Постоянный участник
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 03 фев 2012, 17:21
Благодарил (а): 41 раз
Поблагодарили: 1066 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Лемдяев » 21 июл 2017, 14:45

Уважаемые форумчане! Недавно "отрыл" письмо некоего Александра Ивановича Дотца Сергею Федоровичу Ловцову. Не знаю в какую категорию его отнести. Хотите читайте.
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 05 июн 2019, 21:48

Александр Александрович, спасибо за ссылки.
Меня (полагаю и остальных участников форума тоже) по-прежнему интересуют некоторые детали в биографии Дотца и Чагина. И письмо Ловцову 1959 года, равно как и письмо Дзержинскому 1920 года, представляются в этом плане любопытными документами.

Обращаясь к Ловцову, Дотц упоминает г. Орджоникидзе, где он провел детство. Отсюда выходит, что с нем. Поволжьем он был связан только наполовину. Может быть в этом нужно искать истоки его "беспощадности к врагам новой власти" в колониях.
А с другой стороны, после 1920 года с Поволжьем его уже ничего не связывает. Его жизнь складывается не столь прозаично по сравнению с жизнью в АССР НП. Здесь достаточно упомянуть о годах проведённых им в Западной Европе и в Южной Америке. По официальной версии это была чисто хозяйственная работа. Однако хозяйственника с опытом руководителя ЧК, обладающего всеми навыками работы тайной политической полиции, за границей можно было использовать и в иных целях.
Как бы там ни было, но и над Дотцом сгущаются тучи после ареста и казни отдельных руководителей нефтяной отрасли СССР, под началом которых он работал. Прежде всего это касается Серебровского.
Начало войны Дотц встречает в Москве. Его арестовывают только в сентябре 1941 и год содержат в тюрьме. Всё это время идут ожесточенные бои под Москвой, и всех лиц немецкой национальности либо из столицы выслали и репрессировали, либо сразу репрессировали. Но в случае с Дотцом случилось чудо. Его, немца по национальности, многие годы жившего за рубежом и работавшего там под руководством людей, оказавшихся врагами народа - его оправдывают, за отсутствием состава преступления.
Далее, каким-то образом, Дотца не мобилизуют в рабочие колонны и не отправляют в ГУЛАГ, а отправляют на поселение. И наконец, после смерти "отца народов" он вновь взлетает на прежние высоты, руководит комбинатом в Москве, с последующим выходом на персональную пенсию. Просто какое-то невероятное везение или может признание заслуг перед советской властью.

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 05 июн 2019, 22:36

Позволю себе ещё пару слов о фигуре Болдовкина-Чагина.
Как видно из письма, Дотц и Чагин поддерживали отношения (хотя бы и вполне эризодические) практически до последних своих дней. Пожалуй Чагину повезло больше. Благодарные потомками в его честь назвали улицу в Марксе, а также разместили в сети его биографию. В ней в частности говорится:
В начале августа 1918 г. по направлению Якова Свердлова и Елены Стасовой (зав. секретариатом ЦК партии) для организации и укрепления Советской власти, Чагин отправился в Николаевский уезд Самарской губернии — село Екатериненштадт (Екатериноград). 18 августа на учредительном собрании была организационно оформлена большевистская партийная ячейка Екатериноградского уезда, которую возглавил П.И. Чагин. Впоследствии он вспоминал: „Собрал непартийных большевиков из числа работников тогдашнего Екатериноградского уездного исполкома, передовых рабочих металлического завода и водного транспорта, а также городской бедноты и положил начало большевистской организации города“. После создания в октябре 1918 г. Трудовой Коммуны немцев Поволжья П.И. Чагин возглавил областной комитет вновь образованного автономного образования.

Здесь сразу возникают вопросы о том "каким боком" к колониям стояли Свердлов и Стасова. Как мы помним, главный орган для колоний был Поволжский Комиссариат, в дела которго вмешиваться никто не мог. Гарантом "неприкосновенности" Поволжского Комиссариата выступал непосредственно Ленин.
Но пожалуй самые интересные подробности биографии Чагина изложены в статье историка Шумиловой Людмилы Николаевны. Она в частности пишет, что Болдовкин проживал в начале 1918 года в Москве и был функционером Замоскворецкого Совета. В июне 1918 года тайно покинул столицу никого не уведомив и появился в Екатериненштадте под фамилией Чагин. Причина исчезновения из Москвы заключалась в том, что Болдовкин-Чагин вынужден был скрыться от московского революционного трибунала. В марте 1919 московские учреждения установили его местонахождение и просили власти Екатериненштадта арестовать Болдовкина и доставить в Москву для предания суду. В ответ им сообщили, что Болдовкин очень занят, активно и стойко работает в коммунистической партии немецких колоний и предложили ликвидировать уголовное дело в отношении него заочно.
Вот так тов. Болдовкин-Чагин провёл московский революционный трибунал и избежал ответственности.

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 07 июн 2019, 00:58

В упомянутой биографии Болдовкина-Чагина, подготовленной нашим уважаемым коллегой, инициатором данной ветки форума, имеются такие строчки:
Чётко следуя директивам из Москвы Чагин активно выступал за проведение политики „военного коммунизма“. В феврале 1920 г. отдал распоряжение об аресте всего руководства немецкой автономии, мешавшей проведению продразвёрстки и на некоторое время возглавил область.
Это безусловно правда, но далеко не вся. Помимо политики «военного коммунизма», Чагин как и Дотц, являлся непосредственным организатором и проводником ещё одной губительной политики - политики «красного террора» в колониях. И не всегда можно отделить одну из этих политик, от другой. И та, и другая были направлены на истребление тех, кто противился новой власти, их родных и близких, а также массы совершенно случайных людей. (Тут уместно вспомнить и о заложниках, отдавших свои жизни в концлагере Трудовой Коммуны.)

На счёт того, что Болдовкин-Чагин «чётко следовал директивам из Москвы» – это преувеличение. Его больше интересовала неограниченная власть над бесправными по отношению к нему людьми, язык которых он не понимал, и общался (если вообще общался) с колонистами через переводчика.
Когда центральная партийная власть из Москвы приказала ему покинуть Немповолжье, как человеку дискредитировавшему эту самую власть, он попросту не подчинился. Следуя заведённой привычке тайно исчезать и тайно появляться, он самовольно отправился в уезды (вместе с Шауфлером) и стал вести агитацию в свою пользу, дабы вернуться на прежний пост. В итоге Шауфлера арестовали, а Чагина из Поволжья пришлось выслать.

В истории немецкого Поволжья Чагин является одной из наиболее зловещих фигур. Чего стоит только его фраза из выступления на конференции РКП(б) в сентябре 1919 г.: «… несмотря ни на что, по горам мертвых тел, через кровь, слезы и мучения, по горам дымящихся развалин мы идем к новому миру трудового братства».

Уже через год эта дикая чагинская метафора обрела реальные очертания, о чем свидетельствуют многочисленные фото- и киноматериалы той поры, запечатлевшие и горы мертвых тел, и слёзы и мучения наших с вами предков. С моей точки зрения, всё это ничто иное как доказательство преступлений против человечности, к которым недоучившийся московский студент Болдовкин-Чагин имеет самое непосредственное отношение. На этом фоне существование улица П.И. Чагина в г.Марксе представляется весьма симптоматичным. Где же ещё увековечить имя преступника, как не на месте совершённых им злодеяний.

Что же касается Дотца, то судя по письму к Ловцову, его на старости лет что-то влекло в г.Маркс, к местам кровавой молодости. Видится большим упущением, что в этом городе нет улицы и в его честь. Таковая должна непременно появиться, с названием – «улица Каина».

v.rau
Постоянный участник
Сообщения: 761
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 01:21
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 259 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение v.rau » 07 июн 2019, 10:48

Студент писал(а):
07 июн 2019, 00:58
На этом фоне существование улица П.И. Чагина в г.Марксе представляется весьма симптоматичным.
А название самого города не смущает?

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 07 июн 2019, 11:56

Смущает. Но название Болдовкинс, ни чем не лучше названия Маркс.
Однако, о вкусах не спорят.

Аватара пользователя
VovkaKak
Постоянный участник
Сообщения: 4578
Зарегистрирован: 07 янв 2011, 19:14
Благодарил (а): 13337 раз
Поблагодарили: 12647 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение VovkaKak » 08 июн 2019, 08:00

Студент писал(а):
07 июн 2019, 11:56
Смущает. Но название Болдовкинс, ни чем не лучше названия Маркс.
А Екатериненштадт не смущает? :-[
Жаль, что сейчас нельзя спросить мнение крепостных крестьян!
Да и разгульная жизнь Екатерины как-то её не красила ...
Вообще, называть что-то именем государственных и политических деятелей дело не благодарное - всегда найдётся к чему прицепиться *PARDON*

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 08 июн 2019, 17:24

Пожалуй всякий немец, в т.ч. и российский, не будет испытывать неловкости и дискомфорта при употреблении таких названий Екатериненштадт, Кронштадт, Шлиссельбург, Оренбург, Адлер, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Маркс, Энгельс и т.д. В то же время для людей других национальностей эти названия могут быть непривычными, непонятными, и сомнительными по части названия ими российских городов и населённых пунктов. Это вполне понятно и объяснимо. Однако не стоит упускать из виду, что оценивая разные политические фигуры прошлого нужно не забывать и об историческом масштабе этих личностей. Российские самодержцы дома Романовых и радикальные идейные фанатики из числа вчерашних уклонистов от военной службы или скрывающихся от следствия и суда партфункционеров – это всё-таки не одно и то же.
Русские цари по сути заключили с немецкими колонистами договор, который, правда, в последствии неоднократно меняли в свою пользу. Большевики же исходили из других соображений. Суть этих соображений в 1919 году была сформулирована коммунистами Немповолжья так:
«Если нужно, следует взять последнее, пусть умирают старики и старухи, но красный боец и рабочий должны быть накормлены».
Мне почему-то не встречались упоминания о подобном отношении царских властей к крепостным крестьянам. У них разумеется не спрашивали совета о том, как называть тот или иной город, но политику массового истребления голодом не проводили.

Аватара пользователя
админ
Администратор
Сообщения: 3141
Зарегистрирован: 25 дек 2010, 23:11
Благодарил (а): 1810 раз
Поблагодарили: 31989 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение админ » 08 июн 2019, 18:45

Не уклоняйтесь от темы.
Админ

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 09 июн 2019, 00:03

Цитата приведенная мною выше не случайна, имеет прямое отношение к обсуждаемому письму и к его автору. В своём письме Дотц указывает на проблемы со здоровьем и на необходимость его поправить.
Он пишет: «Основное, конечно, у меня, это мои годы дают о себе знать, ведь мне без трех месяцев 70 лет.» Чисто по-человечески его можно понять, в старости всякому приходится нелегко. И возникает вопрос, а не приходила ли ему на память эта самая фраза-приказ, сказанная в его присутствии сорок лет назад в 1919 - «пусть умрут старики и старухи» ….
Очевидно не приходила. Не такой был человек.

Судя по письму, Дотца больше волнует дилемма: как совместить налаженный столичный быт персонального пенсионера союзного значения с возможным переездом в Маркс, при условии выделения квартиры. И это тоже можно понять. Поговорка «рыба ищет, где глубже …» возникла не на пустом месте. Но с другой стороны, если вспомнить, что его соплеменники, которых он притеснял, обрекал на голодную смерть, ютятся в землянках и бараках без права когда-либо вернуться на Волгу, тогда истинная натура товарища Александра Ивановича Дотца предстаёт, что называется во всей свой лицемерно-циничной красе. Точно в унисон с известной советской песней: «раньше думай о родине, а потом о себе».

Честно признаться, мне не хотелось упражняться в сентенциях по поводу Дотца, однако не смог удержаться. И вот почему.
Среди документов о Дотце имеется статья «Первый председатель», расположенная на данном сайте. Уважая право автора названной статьи на свободу выражения мнений, считаю, что он передергивает и замалчивает многие факты о Дотце, пытаясь поменять местами палача и его жертв. Как мне кажется, среди участников нашего форума достаточно «остепенённых» историков, которые могли бы предоставить дополнительные публикации, позволяющие объективно оценить и Дотца, и Чагина и им подобных. Такова моя точка зрения, пожелание и предложение.
Думается это необходимо ещё и для того, чтобы неискушённый посетитель сайта, интересуясь всё тем же Дотцем, не был бы обманут нехитрыми трюками из разряда, как надо «хранить память о герое», и какой «славной задачей» были красный террор и военный коммунизм, стыдливо называемые «решение зерновой проблемы для голодающих рабочих», а так же прочей неправдой в духе «краткого курса истории КПСС».

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 12 июн 2019, 23:04

Обратил внимание на некоторые высказывания, принадлежащие А.И. Дотцу, сделанные в разные годы. Так, на встрече делегации по восстановлению АССР НП с Микояном (1965 год), по воспоминаниям очевидца Дотц говорил следующее:
«Я один из организаторов республики немцев Поволжья. Мы создавали её в трудных условиях. Вы знаете тогдашнее положение. Очень тяжело было с продовольствием, продовольственный вопрос становился главным. И мы очень много помогали (Центру) хлебом. Мы выполняли все приказы о продовольствии, и выполняли досрочно. Нам не нужно было применять силу, чтобы собирать хлеб. Достаточно было написать только записку, и люди отдавали всё.»
То, что все приказы о продовольствии выполнялись – сомнений нет. Тот же Болдовкин-Чагин был заинтересован в этом много большей, чем его соратники Дотц, Ледерер или Шауфлер. Для него крайне важно было показать себя перед Центром, дабы более не возникла вновь его история с ревтребуналом, продемонстрировать деятельное раскаяние. Потому он и не скупился на рассуждения о неминуемых жертвах для будущей новой жизни. Очевидно предчувствовал, что в этом светлом будущем место будет обеспечено именно ему, а не тем кого он так ретиво обрекал на погибель, заставляя отдавать последнее. Собственно, так и вышло.

Заслуженные борцы за советскую власть проживали в столице, пользовались всеми привилегиями старых партийцев, пеклись о московских бытовых условиях, подмосковных дачах и видимо не только о них.
Как в это время жилось тем, для кого они эту новую жизнь строили, повторять нет смыла.

Но вернёмся к последней части откровений Дотца, про «достаточно было написать только записку, и люди отдавали всё». При изучении архивных материалов Немкоммуны, мне попадались сведения о записках совсем иного характера. Написаны они были самими колонистами под диктовку продотрядовцев. Текст был примерно такой, поскольку у меня не имеется зерна для сдачи, то даю согласие на собственный расстрел. После этого несчастному завязывали глаза и имитировали смертную казнь – расстрел.

Надо отдать должное Дотцу, он такую «методу» не практиковал. Предпочитал действовать более «рационально». В марте 1920, выступая на партконференции он привёл в пример собственные меры «оказавшиеся полезными» для ссыпки зерна –
конфискация имущества колонистов и арест сельских советов.
После таких мер стали появляться и записки от колонистов для новой власти. Одну из них, (найденную в архиве Энгельса) приводил на старом форуме:
"Далой эти Брагляти Кумунисти, далой Мелици, ах ви Крапители. Собирайть Учредительни Собрания".

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 14 июн 2019, 23:13

Анализируя биографию Дотца после отъезда из Поволжья, следует отметить его продолжающуюся тесную связь с Чагиным, которому он обязан очевидно не только переводом в Баку, но и последовавшей за этим успешной карьерой в нефтедобывающей отрасли. Будучи вторым после Кирова человеком в Азербайджане, Чагин обладал огромным влиянием. Скорее всего с его подачи Дотц оказался среди руководства треста «Азнефть».

Глава данного учреждения Серебровский впоследствии пять лет занимал пост зам. Наркома тяжёлой промышленности СССР. Другой руководитель «Азнефти» - Баринов, позже возглавил всю нефтяную отрасль. В аналитическом журнале "Нефть России" за ноябрь-декабрь 2014 года, стр. 61, имеется фото 1924 года. На фото Дотц сидит между Серебровским и Бариновым. Четвёртый сидящий – Опарин, тоже весьма заметная фигура в нефтяной отрасли. В 1937-38 году все эти люди, за исключением Дотца были расстреляны. Их не спасли ни заслуги перед советской властью, ни занимаемые высокие должности, ни личное знакомство с членами правительства, включая самого «хозяина». Дотцу тогда невероятно и каким-то необъяснимым образом повезло, он остался на свободе, хотя и с существенным понижением в должности.

Другое невероятное везение последовало в период "оттепели" с назначанием Дотца на пост директора комбината в Москве. Данный комбинат находился в структуре хозуправления министерства нефтяной промышленности. Министром был выходец из Баку, потомственный нефтяник и будущий глава Госплана СССР и зампред Совета министров СССР - Н.К. Байбаков. Может это совпадение, но весь послеволжский период жизни Дотца так или иначе непрерывно соприкасается с выходцами из нефтедобывающей отрасли Азербайджана.

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 14 июн 2019, 23:37

1924 год, Руководители "Азнефти: Серебровский, Дотц, Баринов, Опарин.

Изображение

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 14 июн 2019, 23:47

Более раннее фото Дотца.
Так он должно быть выглядел в период руководства Трудовой Коммуной.
Изображение

Студент
Частый посетитель
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 01:16
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 107 раз

Письмо Александра Дотца Сергею Ловцову

Сообщение Студент » 19 июл 2019, 13:29

В интернете встречается небольшая краеведческая работа об истории Екатериненштадта (Маркса), написанная в постсоветское время. Дотцу как и Болдовкину (Чагину) в ней отведено особое место. Место партийно-советских первопроходцев.
Особенно трогательно в этой работе представлен статус партийного секретаря, коим и был тов. Чагин. «Велик груз ответственности, возложенной на эту должность. Возложила ее партия, а партия - это детище народа. Попробуйте разобраться, где партия, где народ? Чувство ответственности у человека, которому доверен этот пост, должно быть неизмеримо велико.» Т.е. немцы Поволжья сами сотворили себе «детище», в виде местной партийной организации, возложив ответственность за «дитятю» на двадцатилетнего московского юношу, старшего из трёх сыновей рядового конторщика. Так уж случилось, что не нашлось тогда во всей округе ни одного бывшего политкаторжанина или проверенного партийца с опытом подпольной работы и борьбы против проклятого царизма.
В дальнейшем партия эту оплошность исправила и никогда более не доверяла Чагину постов первых партийных руководителей. Думается, что справедливо. Как отмечается, всё в той же работе по истории края: «Секретарь - представляет собой лицо политическое, юридическое, правоохранительное и общественное. Первый секретарь - это прокурор и судья, начальник милиции и общественный деятель. В его силах судить и миловать: скажет не судить, оправдывают человека, даже если он и виновен, скажут не трогать, и не тронут. Порой не понятно, как сосуществуют две власти в государстве - одна законодательная согласно конституции, другая партийная, нигде и никем не прописанная.» Иными словами, коммунистическая партия должна была осуществлять абсолютную, произвольную и ничем не ограниченную власть на людьми. И для такой «высокой» миссии Болдовкин-Чагин подходил как-то не очень.

Как всякий человек в столь незрелом возрасте, Болдовкин не был готов к безоглядному служению идеалам «новой жизни» и отречению от всего мирского во имя пролетарской революции. Более того, немного осмотревшись на новом месте он берётся за устройство личной (молодой) жизни. Его избранницу зовут Клара Эриховна. В 1919 году у них появляется дочь и вскоре в Екатериненштадте (тогда Баронске) проживает уже всё семейство Болдовкиных (родители и два брата), оставившее столицу ради колоний Немповолжья. Очевидно по этой причине Пётр Иванович так противился решению ЦК о переброске его вместе с Дотцем в Баку. И не напрасно.
Пока он стремительно взбирался по новой карьерной лестнице компартии Азербайджана, в вымирающем (в том числе и по его вине) от голода Поволжье, в 1921 году, в ходе столкновений погиб его средний брат. К 1922 году Болдовкины перебираются в Баку, где Чагин удостоился поста второго секретаря ЦК компартии республики.
Ему доверено теперь не партийное дело, но партийное слово, в виде редакции газеты «Бакинский рабочий». Положение второго азербайджанского коммуниста помимо ответственности гарантирует и доступ ко многим материальным благам, доставшимся от проклятого старого режима. Среди них дача в Мардакянах близ Баку, бывшая загородная резиденция нефтяного магната Мухтарова с огромными бассейнами, теннисным кортом, цветниками, садами парками и тому подобным затеями. Место удивительное во всех отношениях. Вот его описание: «Мардакяны - рай с огромным садом в котором благоухали экзотические южные растения: шафран, тархун, розы, олеандры, левкон, эдьдарские сосны, инжир, кипарисы, тутовые, гранатовые, айвовые деревья, карагач; расхаживали диковинные птицы-павлины, в прудах плавали лебеди, по территории дачи бегали джейраны, били серебром струй фонтаны, действовала оригинальная система колодцев, освежали раскаленный воздух бассейны со склонившимися над ними ивами.»
В летнее время тов. Чагин с семьёй проживал на этой самой даче в условиях такой роскоши, которая очевидно даже и присниться не могла читателям его газеты «Бакинский рабочий». Что уж тут говорить о голодных бездомных детях, наводнивших Баку того времени и встречавшихся тов. Чагину на улицах всякий раз, когда служебный автомобиль вёз его с работы на дачу и обратно. Не мог тов. Чагин позаботиться одновременно о всех. В первую очередь о себе думал и о своих близких. Того же младшего брата нужно было определить на хорошее место. Через самого товарища Кирова младший Болдовкин оказался на комендантской должности в советском посольстве в Персии. Как-то даже и неудивительно, что не рабочим на бакинских нефтяных промыслах. Всё в точном соответствии с чувством высокой партийной ответственности, про которую так доходчиво объяснил выше краевед из Маркса.

Очевидно это же «высокое чувство ответственности», теперь уже перед собственной женой и малолетней дочерью, позволило Чагину уже в 1925 году бросить семью из-за другой женщины. Случайно или нет, но это произошло накануне перевода в Ленинград, куда Кирова назначили первым секретарём обкома. На сей раз никаких партийных постов Чагину не досталось. Только должность редактора «Красной газеты», на которой он задержался до конца 1929. По некоторым данным (достоверность не гарантирована), в этом же году Чагина отстраняют от работы в партийных газетах и исключают из партии. Так ли было на самом деле сказать сложно, но весь 1930 и 1931 годы он трудится исключительно в литературно-художественных изданиях Ленинграда. Затем происходит нечто не вполне объяснимое.
В 1932 году Чагин на короткое время возвращается на ниву руководящей партийной работы и партийной прессы, став членом Закавказского крайкома и редактором газеты «Заря Востока». Среди его «соратников-руководителей» и главный коммунист Закавказья тов. Берия. Длится это недолго. В 1933 году Чагин вновь в Ленинграде и вновь отлучён от партийной прессы, редактирует журнал «Рабочий и театр». Затем становится руководителем издательства АН СССР. В 1937 отстранен «за крупные недостатки в работе издательства», в 1938 уволен. Как мы помним, Дотц в это же период времени находится в схожем положении. Но точно так же как и Дотца, волна репрессий обходит Чагина стороной. При этом очень многие из окружения Кирова уже расстреляны, равно как и бывшие члены Закавказского крайкома, а также редакторы партийных газет.

В 1942 году, когда в отношении Дотца прекращают уголовное преследование и высылают за Урал, Чагин удостаивается должности и.о. директора Государственного издательства художественной литературы. При этом приставка «и.о.» оставалась вплоть до очередного отстранения от работы в 1946 году.
Вот как описывал Чагина в тот период один из знавших его людей: «Чагин очень любил литераторов. Любил стихи, любил острое словцо, любил слушать всякие байки, любил застолье; было в нем что-то французистое, легкое, этакий распутный сластолюбец-рантье и уж никак не партийный деятель! Маленький, плотный, четырехугольный, с брюшком, с очень крупными, мясистыми чертами лица, отвислой чувственной губой, большими выпуклыми глазами, прикрытыми толстыми лепешками век; казалось, под этими тяжелыми веками глаза всегда дремали, оживляясь только после доброй порции коньяка… Имей он свое издательство, он бы обязательно прогорел, ибо ему было трудно отказать автору в авансе! За что, между прочим, и был снят из Гослита. Он слишком много назаключал авансовых договоров, не требуя с авторов рукописей.»
На первый взгляд этот «словесный портрет» как-то не очень соответствует образу Чагина, оголтелого предводителя коммунистов Трудовой Коммуны, который в 1919 году призывал к безвинным жертвам ради новой жизни. Но скорее всего, в глубине души, этот человек всегда оставался приспособленцем, чутко реагировавшим на меняющуюся политическую обстановку и стремящимся прежде всего к личному, а вовсе не к общему благу. И потому попытки представить Болдовкина-Чагина эдаким борцом за народ, будь то посредством переименования улиц или написанием хвалебных опусов в его честь – дело очень не благодарное.

Ответить

Вернуться в «Страницы истории»